Гордость человечества – Нобелевские лауреаты. Кто они?

Эта статья родилась под впечатлением двух писем, полученных мною на электронную почту практически в один день. В первом их них речь шла о Праведнице мира Ирэне Сендлер, в другой – о женщине, причастной к насильственной стерилизации европейских евреев Альве Мюрдаль.
Что может их связывать, кроме того, что они жили и совершали поступки в один исторический период?
Как ни странно, обе они номинировались на получение Нобелевской премии мира.

Ирэна.

Электронная «Цепочки памяти», посвященная подвигу Ирэны Сендлер, была запущега несколько лет назад. Ее текст:

«Недавно, в возрасте 98-и лет умерла женщина по имени Ирэна Сендлер, урожденная Крыжановская, полька. Во время Второй мировой войны Ирэна получила разрешение на работу в Варшавском гетто в качестве сантехника/сварщика. У неё были на то «скрытые мотивы». На дне сумки для инструментов она  выносила детей из гетто, а в задней части грузовичка у неё был мешок для детей постарше. Там же она возила собаку, которую натаскала лаять, когда немецкая охрана впускала и выпускала машину через ворота гетто. Солдаты, естественно, не хотели связываться с собакой, а её лай прикрывал звуки, которые могли издавать дети.

За время этой деятельности Ирэне удалось вынести из гетто и, тем самым, спасти 2500 детей. Её поймали. Нацисты сломали ей ноги и руки, жестоко избили. Официально Ирэна была казнена, но благодаря взятке варшавских подпольщиков, избежала смерти.

Ирэна вела запись имён всех вынесенных ею детей, списки она хранила в стеклянной банке, зарытой под деревом в её заднем дворе. После войны она попыталась отыскать всех возможно выживших родителей и воссоединить семьи. Но большинство из них окончило жизнь в газовых камерах.

Дети, которым она помогла, были устроены в детские дома или усыновлены», говорилось в письме.

Последние годы жизни Ирэна Сендлер провела в Варшаве, в частном санатории Елизаветы Фиковской, которую она спасла из гетто в июле 1942 в возрасте в шести месяцев: её вынесли в ящике с плотницкими инструментами.

Тем не менее, об Ирэне и ее подвиге мало кто знал до 1999 года: несколько учениц из сельской школы в Канзасе искали тему для школьной работы ко «Дню Истории». Преподаватель дал им почитать заметку «Другой Шиндлер» об Ирэне Сендлер  и девочки загорелись написать сочинение о ней. К радости школьниц, Ирэна была все еще жива и могла лично рассказать свою историю! Они написали о ней пьесу «Жизнь в банке», которая с тех пор игралась больше 200 раз в США, Канаде и Польше.
Парламент Польши объявил Ирэну Сендлер национальной героиней – «за спасение самых беззащитных жертв нацистской идеологии: еврейских детей». 

В июле 2010 на могиле Ирэны появилось граффити «Жиды – вон!» 

Ирэна всю жизнь помнила напутственные слова своего отца, сказанные незадолго до смерти: «Если ты видишь, что кто-нибудь тонет, нужно броситься в воду спасать, даже если не умеешь плавать».

В 2007 году Ирэна Сендлер была номинирована на Нобелевскую премию мира, но лауреатом не стала: вместо нее эту премию получил Эл Гор – за слайд-шоу по всемирному потеплению… В последующих годах Нобелевскую премию получил Барак Обама за свои предвыборные обещания…

Альва

Альва Мюрдаль, шведка, родилась в г.Упсала (Швеция).  Активный член социал-демократической партии Швеции в 30-е – 40 гг. Причастна к принятию в 1934 году закона, согласно которому стерилизация «неполноценных» жителей Швеции признавалась желательной, но исключительно добровольной процедурой (такое решение считалось более гуманным, чем принудительная узаконенная стерилизация в фашистской Германии). Когда «добровольцев» не нашлось, именно социал-демократы изменили закон.  Альва Мюрдаль, бывшая в тридцатые годы ведущим идеологом партии, опубликовала манифест, в котором призвала коренным образом изменить подход к стерилизации неполноценных жителей страны: «Общество заинтересовано в том, чтобы свобода размножения неполноценных была ограничена… Даже если оставить в стороне долгосрочные преимущества — улучшение генофонда нации — общество уже вздохнет спокойнее, когда такие особи перестанут появляться на свет».

Примечательно, что идея не позаимствованная у фашистов: еще в  1921 году шведский парламент единогласно поддержал предложение социал-демократической фракции, в которую вступила Альма,  о создании в городе Упсала Государственного института расовой биологии. Главная задача института: «Исследование проблемы дегенерации человека, вызываемой смешением рас», а в начале тридцатых годов две основные политические партии Швеции — крестьянская и социал-демократическая, призвали правительство принять меры для предотвращения деградации шведской нации. Эти действия служили одной цели: лишить возможности рожать детей «этнически неполноценных жителей», т. е. людей, родившихся от межрасовых браков. В тридцатые годы по всей стране проходили массовые демонстрации, требовавшие запрета «импорта евреев в Швецию». Правительство, собственно, и организовывавшее эти демонстрации, с удовольствием прислушивалось к голосу народа. Однако основная ставка делалась именно на операции.

В соответствии с законом, стерилизации подлежали жители страны, которых органы здравоохранения или социального обеспечения признавали умственно или расово неполноценными. Чтобы попасть в эту категорию, достаточно было проявлять «стойкую неспособность к обучению» или обладать внешностью, не соответствующей признанным арийским стандартам шведской нации. Дальше все было просто. Лиц, подлежащих стерилизации, вызывали в органы социального обеспечения и сообщали о предстоящей операции. Тех, кто пытался протестовать, запугивали: грозили заточением в лечебницы для душевнобольных, лишением родительских прав или льгот, предоставляемых государством своим гражданам. После подписания бумаги о том, что согласие на операцию получено добровольно, с операциями не тянули. Вся процедура — от вызова в органы до возвращения домой — длилась не более недели.

Пик волны стерилизации и кастрации «ущербных» пришелся на 1946 год. Но когда в Нюрнберге закончился процесс над нацистскими преступниками, на котором аналогичная германская практика была объявлена варварской и преступной, равно как и расистские изыскания германских ученых, в Швеции решили забыть о том, что едва ли не все германские генетики стажировались в Упсале и Лунде. Из закона о стерилизации были оперативно исключены упоминания о расовой неполноценности. Государственный институт расовой биологии был спешно переименован в Институт генетики человека, а в 1958 году и вовсе был поглощен Упсальским университетом.
Альва Мюрдаль была вице-президентом международной федерации деловых и работающих женщин (1938-1947), в 1949-1955 годах работала в администрации ООН в Нью-Йорке, в 1955-1961 годах — послом Швеции в Индии. В 1962-1973 годах возглавляла шведскую делегацию в Женевском комитете по разоружению. Долгое время работала в системе ЮНЕСКО; занималась проблемами разоружения. 

«Общество заинтересовано в том, чтобы свобода размножения неполноценных была ограничена», — убеждала своих соотечественников в 30-е годы Альва Мюрдаль. В 1982 году  за заслуги перед человечеством она получила Нобелевскую премию мира. 

Виктория Липина

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *