Как Манассе вернул евреев в Англию после 300 лет изгнания

Автор: Маша Лев, для IsraLove

94400104Забавный исторический факт: в 2001 году в английском городе Лейчестер официально разрешили проживать евреям. Данный запрет объявили еще в 1231 году местным правителем графом Лейчестерским, и вот справедливость восторжествовала. Подобного рода казусы являются следствием давнишней неприязни англичан к евреям, апофеозом которой стал эдикт короля Англии Эдуарда I о выселении с острова всех людей иудейского вероисповедания. Данный запрет просуществовал добрых три столетия, пока не нашлись люди, которые в корне изменили ситуацию. И первую скрипку в этом процессе сыграл голландский еврей Манассе бен-Израиль.

Он родился совсем не в Голландии, а в столице Португалии Лиссабоне. Произошло это в 1604 году, когда в стране действовали крайне жесткие законы относительно исповедания иудаизма. К моменту рождения своего сына отец Манассе находился в тюрьме, откуда ему удалось бежать, после чего он, прихватив семью, эмигрировал во Францию, из которой перебрался в Амстердам.

В Голландии к евреям относились абсолютно лояльно, исповедовать иудаизм им никто не запрещал, а их деловая хватка всячески приветствовалась. Семейство беженцев сумело неплохо устроиться, а сам Манассе смог получить прекрасное образование, как светское, так и религиозное. Достаточно сказать, что он писал книги на 5 языках, а свободно разговаривал – на 10. После смерти своего наставника Исаака Узиела, бывшего раввином общины «Неве Шалом», Манассе занял его место. Очень быстро он стал лучшим проповедником Амстердама.

Не смущаясь своей молодости, Манассе развил бурную деятельность. В 1627 он сумел добиться организации первой в Голландии еврейской типографии, где на иврите печатали религиозную литературу, включая и сочинения самого бен-Израиля. Изданные книги получили широкое хождение по странам Европы, что принесло Манассе мировую известность, причем, не только среди евреев. С ним начали переписываться многие видные ученые того времени. Активным общением в письмах он занимался даже с королевскими особами, в частности, с королевой Швеции Кристиной.

Переписка Манассе имела один важный подтекст. На страницах Священного Писания говорится, что Мессия вернется в наш мир только после того, как народ Израиля возвратится в Сион. Однако при этом существует условие: перед этим евреи должны расселиться по всему миру. Выполнить это в полной мере нельзя, не вернувшись в страны, в которых от евреев в свое время всячески избавлялись. Вот и королеве Кристине Манассе доказывал позитивную сторону поселения еврейской общины в Швеции. Однако не шведская королева была главным субъектом в переписке еврейского проповедника. Особенно активно он обменивался письмами с представителями английского истеблишмента и даже с тогдашним правителем страны Оливером Кромвелем. А дело было вот в чем. К XVII столетию прошло уже 300 лет, как из Англии специальным эдиктом короля Эдуарда I были изгнаны все евреи. Но времена поменялись, королевская власть, придерживавшаяся католического религиозного направления, была низложена. На смену ей пришло пуританство.

Пуритане относились к протестантам, не признававшим над собой главенство Рима. Они старались вводить в повседневную жизнь библейские обычаи и нормы. А это был путь прямого сближения с еврейскими традициями. В Англии стало нормой называть детей библейскими именами, а священников даже обязывали читать Священное Писание на иврите. Очень скоро в Англии зародилось движение, целью которого было возвращение евреев в Палестину. Так что фактически цели английских пуритан и иудеев в целом совпадали.

Но евреям, прежде чем отправиться в Палестину, требовалось вернуться в Англию. Этим делом занялся Манассе бен-Израиль. Старт переписке еврейского проповедника и английского руководителя дала публикация трактата «Надежда Израиля». Опус Манассе целиком посвящался исчезнувшим 10 коленам Израилевым, а в основе его лежал рассказ Антонио де Монтесиноса, португальского путешественника, бывавшего в Южной Америке. Он якобы видел там племена индейцев, соблюдавших иудейские ритуалы. По мнению Монтесиноса, они могли быть потомками какого-то из потерянных колен Израиля.

Кромвель, не скрывавший своих симпатий к евреям, заинтересовался трактатом, и между ним и Манассе завязалась переписка. В ходе нее выяснилось, что при резком различии в видении проблемы, цели и задачи у них сходные. Если Манассе бен-Израиль хотел убедить Кромвеля в признании незаконности выселения евреев из страны, то английский руководитель желал получить себе богатых еврейских предпринимателей и могущественных союзников.

Параллельно в Амстердам из Англии было отправлено посольство, руководимое видным политиком Оливером Сент-Джоном. Официальная цель визита была в переговорах с голландским правительством о создании союзных отношений. Однако тайная часть поездки включала встречу с Манассе, в ходе которой Сент-Джон должен был передать приглашение раввину приехать в Лондон для выступления в Государственном совете Англии. Манассе готов был поехать в Англию, и даже написал специальную петицию, однако вспыхнувшая между Англией и Голландией война на несколько лет отсрочила это путешествие. Оставалось только слать друг другу письма.

Как оказалось, даже в те годы тайна частной переписки была весьма относительна. Голландское руководство крайне подозрительно отнеслось к ней. Осторожность голландцев можно объяснить: еврейская община приносила весомый доход их казне, поэтому потерять людей, от которых напрямую зависели государственные доходы, они не хотели. Руководство страны очень боялось, что Манассе ведет переговоры о переселении в Англию именно их подданных. На всякий случай власти даже прорабатывали варианты предоставления местным евреям дополнительных преференций.

Чтобы прояснить ситуацию, к делу подключили голландского посла в Англии. От него требовалось уточнить у Манассе, о евреях какой именно страны он хочет разговаривать в Лондоне с Кромвелем. Раввин успокоил посла, заявив, что речь будет идти исключительно о португальских и испанских евреях. Встреча с Кромвелем действительно состоялась. Случилось это в октябре 1655. В ходе ее Манассе передал руководителю Англии официальное обращение, в котором главной просьбой было скорое принятие решения о возвращении евреев из изгнания. Следом состоялось выступление раввина в Государственном совете, где проповедник убеждал английских сенаторов, что пока евреи не живут в Англии, Мессия не спустится на землю. В качестве других доводов приводились расчеты, в которых говорилось возможной прибыли, которую получит английская экономика от деятельности еврейской общины.

К сожалению, сенаторы оказались не столь сговорчивыми, как Кромвель. Рассмотрение вопроса о возвращении евреев в Англию затянулось на несколько лет. Все это время Манассе жил в Лондоне, по мере своих возможностей защищая идею возвращения евреев. Увы, но от английских парламентариев он так и не дождался соответствующего закона. Все, на что оказался способен Госсовет, так это признать эдикт Эдуарда I не имеющим юридической силы, потому что его в свое время не ратифицировал парламент. Это половинчатое решение все же дало евреям возможность приезжать на остров и селиться на нем, правда, не особо афишируя свою принадлежность.

Полноценной отмены эдикта Эдуарда I Манассе так и не дождался. В начале осени 1657 у него умер сын. Горе настолько подкосило самого раввина, что, вернувшись в Голландию в течение двух месяцев, угас и он сам, скончавшись в ноябре месяце. Но его старания не пропали даром: с этого момента евреи уже могли селиться в Англии.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *