ПОДВИГ «БОТАНИКА» (часть I)

«Шалом хаверим!» начинает публикацию брошюры талантливого российского публициста, нашего земляка, выходца из Днепропетровска, Виталия Будницкого. Это уникальный материал – плод кропотливого труда, посвященного Иосифу Абрамовичу Рапопорту – «выдающемуся ученому, неустрашимому воину и великому гражданину нашей страны» (В.Будницкий).

ЧЕЛОВЕК НА ВСЕ ВРЕМЕНА 

(ПОДВИГ «БОТАНИКА»)

 «Такие люди, как И.А. Рапопорт, по жизни были героями. Они проявляли не какое-то спонтанное мужество, «когда адреналин ударил в мозг», а и с пробитой головой продолжали командовать боем. Это жизненная позиция»

 Генерал-майор Александр Кирилин, начальник Военно-мемориального центра Вооруженных сил России

 Исполнилось 100 лет со дня рождения Иосифа Абрамовича Рапопорта – выдающегося ученого, неустрашимого воина и великого гражданина нашей страны.

 Ученый-биолог, за открытие явления химического мутагенеза выдвигавшийся на присуждение Нобелевской премии. Офицер-десантник, добровольно ушедший на фронт, дважды тяжело раненный, трижды представлявшийся за свои подвиги к званию Героя Советского Союза. Гражданин и рыцарь чести, в одиночку, вопреки всеобщему безумию и страху, выступивший против лжи и мракобесия. И это все один человек – И.А. Рапопорт. Другого такого примера в нашей истории нет.

 

 14 марта 1912 года. Чернигов. В семье врача-терапевта А.И. Рапопорта родился сын Иосиф. Юноша оканчивает среднюю школу и Агрономический техникум.

 1930 г. Ленинград. Иосиф Рапопорт поступает на биологический факультет Ленинградского университета, где специализируется по кафедре генетики.

 1935 г. Москва. По окончании университета становится аспирантом генетической лаборатории Института экспериментальной биологии АН СССР, которым руководил его учитель академик Николай Константинович Кольцов, друг и соратник великого генетика Николая Ивановича Вавилова. В эти годы институт готовил многотомную «Хрестоматию по эволюционному учению» о достижениях генетики в мире. Молодой аспирант активно включился в работу. В поисках нужной информации он «перелопачивал» груды журналов на разных языках. Тут пригодились его лингвистические способности. Еще в школе Иосиф, для того чтобы прочесть любимые книги в подлиннике, освоил несколько иностранных языков. Теперь, чтобы читать журналы, требовалось знание все новых языков. И к концу 30-х годов Рапопорт владел в различной степени двумя десятками иностранных языков, как европейских, так и восточных. Успешно продвигалась его научная работа. После аспирантуры Иосиф защищает кандидатскую диссертацию и готовит к защите докторскую.

  

Июнь 1941 г. Защита докторской диссертации в МГУ была назначена на 17 июня. В этот день кто-то из членов Совета заболел, и защиту перенесли на 28 июня 1941 года.

 Но началась Великая Отечественная война. И 23 июня Иосиф Рапопорт уходит добровольцем на фронт. Вообще, Рапопорт не подлежал призыву, у него была «бронь». Государство считало, что крупные ученые и специалисты принесут больше пользы в тылу, работая на оборону страны. Но Иосиф Рапопорт считал иначе – враг пришел к нам в дом, враг топчет нашу землю, и я должен бороться с ним лично и немедленно. Не время защищать диссертации, нужно защищать Родину.

Рапопорт был человеком невысокого роста и субтильного телосложения, к тому же занимающимся умственным трудом – сегодняшняя молодежь, наверно, звала бы его «ботаником», тем более, что Иосиф и в самом деле был ботаник, точнее биолог-генетик. Но не похожий внешне на былинного богатыря, офицер Рапопорт, на фронте оказался подлинным героем, проявив в жестоких боях высокую отвагу, несгибаемую стойкость и несокрушимое мужество. Вот некоторые этапы его фронтового пути.

 1941 г. Крым. В ноябре тяжело ранен, и два месяца находится в эвакогоспитале.

1942 г. Кавказский фронт и Иранский Курдистан. В декабре направляется в Москву на ускоренные курсы Военной академии им. М.В. Фрунзе.

 Май-июль 1943 г. В московском метро случайно встречает коллегу с биофака МГУ. Тот сообщает, что плакаты Рапопорта так и висят с июня 1941 года, и можно хоть завтра защищаться. Иосиф, попросив у начальника академии отпуск на один день, 5 мая успешно защищает докторскую диссертацию. Свой докторский диплом он прячет в вещмешок и до конца войны никому его не показывает. В июле заканчиваются курсы. Выпускная работа И.А. Рапопорта «Тактика неравного боя» признана лучшей. Ему предлагают остаться преподавать в академии им. М.В. Фрунзе. В свою очередь, Академия наук СССР обращается в Наркомат обороны с просьбой демобилизовать доктора наук Рапопорта, чтобы он мог продолжить научную работу. Иосиф Абрамович отклоняет все предложения и едет на фронт применять на практике полученные на курсах знания.

 Осень 1943 г. Форсирование Днепра. И.А. Рапопорт начальник штаба 184-го полка 62-й стрелковой дивизии. Полку был отведен для форсирования один из участков левого берега. Рапопорт произведя рекогносцировку, установил, что против их полка противник подготовил особо мощную оборону. После долгих поисков Иосиф Абрамович нашел место, где укрепления врага были слабыми. Он подал рапорт командиру дивизии с просьбой изменить участок для форсирования, что резко сократит людские потери. Последовал отказ, все уже утверждено наверху. Рапопорт встретился с комдивом лично, пытаясь его переубедить, но тот пригрозил трибуналом, если он нарушит приказ. В ночь на 28 сентября, рискуя головой в случае неудачи, Рапопорт начал переправу в районе села Мишурин Рог. Он с двумя батальонами с минимальными потерями форсировал Днепр, войдя в слабо защищенный стык в немецкой обороне, закрепился на правом берегу и сутки удерживал позицию, затем сюда же переправилась вся дивизия во главе с ее командиром. Это был вошедший в историю битвы за Днепр самый большой на всем протяжении реки Мишуринский плацдарм. За захват, удержание и расширение плацдарма на правом берегу Днепра 37 солдат и офицеров 62-й дивизии были представлены к званию Героя Советского Союза, в их числе капитан Рапопорт.

 После форсирования завязались тяжелые бои на правом берегу. В трудном положении, ввиду угрозы окружения, командир дивизии полковник И.Н. Мошляк со своим штабом, бросив дивизию, отступил в тыл. Рапопорт принял на себя командование оставшимися войсками, и они не отступили, выдержав натиск немцев. Когда бой затих, вернулся Мошляк и, построив все батальоны, потребовал рапорт командиров. Первым докладывал капитан Рапопорт. Он подошел и дал полковнику пощечину, сказав, что считает его трусом и мерзавцем. Подоспевшие офицеры удержали комдива, выхватившего пистолет. Жаловаться в трибунал Мошляк не стал, существовал приказ Сталина № 227 о расстреле командиров, самовольно начавших отступление. Но «тормознуть» представление на Рапопорта было в его силах. И Героями стали все, кого представили, кроме капитана Рапопорта. Офицеры говорили: «Иосиф, пиши рапорт командующему армией или даже фронта. Мы все подтвердим, что ты разработал план переправы и успешно провел ее». Иосиф Абрамович отвечал на это: «Ничего я писать не буду. Я был не прав. Мне надо было все это сказать Мошляку наедине, а не втаптывать в грязь его авторитет перед подчиненными. Как он теперь будет командовать людьми?»

 Вскоре Рапопорта перевели в 4-ю гвардейскую армию на должность командира батальона 7-й воздушно-десантной дивизии, с ее комдивом генерал-майором Д.А. Дрычкиным сложились добрые деловые отношения, которые сохранялись до конца войны. Через много лет после Победы Дмитрий Аристархович скажет, что не встречал более смелого офицера, чем капитан Рапопорт. А храбрецов генерал Дрычкин повидал на своем веку немало. Ведь он был не завскладом, а командиром десантной дивизии.

Декабрь 1944 г. Венгрия. Идут упорные бои в районе озера Балатон. Рапопорт творчески относится к поставленным перед ним боевым задачам, старается находить решения, позволяющие выполнить их с максимальной эффективностью и, главное, минимальными людскими потерями. Не зря солдаты мечтают попасть в его батальон. Инициативы Рапопорта, как правило, находят поддержку командования, но иногда капитана и наказывают. Однажды батальон захватил склад фаустпатронов и взял в плен несколько немцев. По инструкции Рапопорт должен был сдать трофеи на склад, а пленных в особый отдел. Вместо этого Иосиф Абрамович организовал «техучебу» по изучению немецкого оружия. Преподавателями были пленные, а переводчиком сам комбат. За нарушение инструкции Рапопорт получил выговор по партийной линии. Через две недели этот выговор был снят, и была объявлена благодарность за отражение танковой атаки противника немецким реактивным оружием. Батальон Рапопорта был единственным подразделением Советской Армии вооруженным фаустпатронами.

 Полученный приказ Рапопорт часто «перевыполнял». Во время прорыва крупного стратегически важного укрепления – линии «Королева Маргарита», он вышел на заданные рубежи и у него «кончилась карта». Рапопорт понимал, что нужно двигаться дальше, пока немцы не собрали силы для отражения нашей атаки. Раздобыв школьную карту в книжном магазине и не получив разрешение командования на продолжение наступления, он проявляет «разумную инициативу» и, как всегда, берет всю ответственность на себя. О дальнейших событиях рассказывает первоисточник – наградной лист от 27.12.1944 г.

 НАГРАДНОЙ ЛИСТ НА ГВАРДИИ КАПИТАНА И.А. РАПОПОРТА (Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг)

 «Батальон гв. капитана Рапопорта 3.12.1944 г., действуя в головном отряде полка, стремительным натиском выбил упорно сопротивляющегося противника из населенных пунктов Потой, Фельшеньек, Сабадхидвег. Не имея задачи овладеть переправой через канал Саваг, но учитывая, что последний соединяет озеро Балатон с р. Дунаем, Рапопорт проявил разумную инициативу. На плечах у противника перебрасывает пехоту через минированный мост, атакует командные высоты противника на северном берегу канала, с хода захватывает крупнейший пункт обороны немцев гор. Мезекомаром. 4.12.44 г. батальон отражает 14 атак, 40 танков, батальон пехоты противника, удерживает мост и плацдарм на сев. берегу канала. 8.12.44 г. батальон в ночном бою выбивает противника из важнейшего опорного пункта Балатон-Фекояр, перехватывает основные шоссейные дороги, захватывает ж.-д. ст. Балатон-Факляр. 9.12.44 г. и 10.12.44 г. батальон отбивает 12 контратак сил пехоты и танков противника, стойко удерживает дер. и ж. д. станцию. 22.12.44 г. ведет тяжелые бои на подступах города Секешфехервар.

 После отражения всех контратак противника в 23.00 переходит в наступление и в ночном бою штурмом овладевает юж. окр. города, 23.12.44 г. в 13.00 выходит на сев. окр. города. 24.12.44 г., продолжает преследовать противника в районе дер. Замоль. 24.12.44 г. и 25.12.44 г. ведет тяжелые бои по отражению 12 контратак батальона пехоты противника, поддерживаемого 20-30 танками. В этих боях батальон Рапопорта уничтожил 1000 немцев, подбил 12 танков, 8 бронетранспортеров, 16 огневых точек противника, захватил 220 пленных. Во всех перечисленных боях тов. Рапопорт, беспрерывно находясь в боевых порядках, умело обеспечивал взаимодействие пехоты с приданными средствами, в критические моменты боев лично руководил приданной артиллерией, действовавшей на прямой наводке.

 26.12.44 г., будучи тяжело ранен, не ушел с поля боя до отражения батальоном всех контратак. Личной храбростью, бесстрашием в борьбе с противником воодушевлял бойцов на выполнение всех боевых задач.

 Достоин высшей Правительственной награды звания «Героя Советского Союза»».

(Архив ЦАМО, фонд 33, опись 690306, единица хранения 1911)

К этому можно добавить, что операция по прорыву линии «Королева Маргарита» была занесена в учебники по тактике как одна из наиболее дерзких и удачных (батальон Рапопорта потерял в ней после непрерывных боев с многократно превосходящими силами противника семь человек). А тяжелое ранение, о котором идет речь – попадание пули снайпера в голову с удалением левого глаза. По окончанию боя Иосиф Абрамович был доставлен в госпиталь, где ему хотели немедленно сделать операцию, для этого подняли лежавшего на операционном столе солдата. Но Рапопорт устроил скандал, и лег на стол только после того как оказали помощь этому бойцу.

 А Звезду Героя И.А. Рапопорт опять не получил, он был награжден редким для капитана полководческим орденом Суворова III степени.

Не долечившись, Рапопорт убегает из госпиталя и без документов на «попутках» добирается до своей дивизии. После боев на Балатоне он должен был принять десантный полк, но теперь как инвалида его перевели на «легкую» работу – начальником оперативного отделения штаба 7-й дивизии. Сиди себе в штабе и черти на картах стрелки, разрабатывай планы операций. И Рапопорт разработал…

(Продолжение следует)

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *