Евреи нашего города 100 лет назад. Надежды и погромы Екатеринослава

Хоральная синагогаВ начале ХХ века еврейское население Екатеринославской губернии, в которой было 9 городов и 13 местечек, составляло свыше 101 тысячи человек – 4,8% от общего числа населения Империи. Причем, в Екатеринославе проживало около 40% евреев от общего населения, в местечках губернии евреи составляли 67%, в селах и деревнях – 1,8%. Примечательно, что по данным газеты «Еврейская рабочая хроника» от 7.05.1907 г. из них интеллигенция – 31%; мелкобуржуазное городское мещанство – 67,2%; крупная и средняя буржуазия – 4,5%.

Благодаря деятельности политических лидеров А. Усышкина, Б.Борохова, раввинов Ш. Левина и Л.-И. Шнеерсона, а также ряда активных горожан, община города была хорошо организована, объединяла богатых и бедных, здоровых и больных. Еврейская традиция не оставляла без внимания нуждающихся в помощи, особая забота проявлялась о детях-сиротах. Благотворительность осуществлялась разными способами. Община помогала не только евреям, но и нуждающимся горожанам. «Екатеринославский юбилейный листок» (№11,1887) сообщал о том, что вдова купца Кравцова – Трайна Давидовна, ее дочь Клара Марковна и сыновья Абрам, Самуил и Давид пожертвовали городу дворовое место, находящееся на ул. Железной (Миронова) и 10000 рублей для того, чтобы благотворительное общество построило здесь дешевую столовую для бедных. Активно жертвовали М. Дольник, М. Карпас, М. Майданский, И. Станиславский и другие, не стояли в стороне и женщины – Ямпольская, Витлина, Карпас, Немировская и Штейн.

Накануне 1918 в Екатеринославе происходила ожесточенная вооруженная борьба между гайдамаками и советскими силами, закончившаяся победой Советов.

Год 1918 начался с провозглашения в январе полной независимости Украинской Народной Республики (УНР).

Как отреагировали евреи на идею создать независимую свободную Украину? – С надеждой. Ведь лозунги, провозглашаемые советской властью, обещали положить конец унижениям, притеснениям и, самое главное, погромам, терзавшим еврейское общество Российской Империи беспрерывно с начала века.

Принятый ІІІ Универсал УНР обязывал украинский народ охранять свободу национального развития всех народов, проживающих в Украине, и признать «национально-территориальную автономию для обеспечения им права и свободы самоопределения…». Все еврейские партии голосовали за ІІІ Универсал, провозглашавший Украинскую Народную Республику. Центральной Радой была создана Еврейская культурно-просветительная организация «Культур-Лига», активно работавшая до 1930 года.

Большим событием было создание Министерства по еврейским делам Украины с целью создания еврейской автономии. Первые шаги министерства были в области образования. Первым министром был Моисей Зильберфарб (1876–1934). В 1918–1920 годах он стоял во главе Еврейского народного университета и возглавлял Культур-Лигу. После отставки М. Зильберфарба в 1918 году пост министра занял Лацкий-Бертольди, покинувший этот пост в начале гетманского правления.

Центральной Радой была выпущена в оборот первая украинская валюта – ассигнация в 100 карбованцев. На них были надписи на четырех языках самых многочисленных народов Украины: украинском, русском, идиш и польском.

Евреи, получившие надежду на новую достойную жизнь, считали своим долгом поддерживать и защищать Украинскую республику. Газета «Приднепровский край» 18 августа 1918 года опубликовала клятву воинов-евреев, сражающихся в рядах украинской армии, следующего содержания:

«Я, нижеподписавшийся, обещаюсь и клянусь Господом Богом (в еврейском тексте Адонаи), Богом Израилевым в том, что желаю и должен верно и искренно служить Украинской державе и ясновельможному гетману, как верховному вождю украинских армий и флота, не щадя жизни своей до последней капли крови.

Врагам Украинской державы во всех военных случаях храбрый и мощный буду давать отпор. Всему, что государственной пользе может способствовать, буду стараться помогать и всякую доверенную мне по службе тайну буду хранить. Поставленному надо мною начальству, в том что пользы службы и державы будет касаться, должным образом безусловно повиноваться и обещания свои по совести исполнять буду, и для своей пользы, ничего против службы и присяги делать не буду. От своего знамени никогда не буду отходить и во всех случаях так себя держать и поступать буду, как честному, верному, послушному, храброму, способному (офицеру или солдату) надлежит и как перед Богом в том ответ дать могу. В этих делах да поможет мне Господь Бог душевно и телесно».

Но многовековой опыт подсказывал, что полагаться на государство, особенно в такое неспокойное время, легкомысленно. Тем более, что в 1918 в городе кто только не верховодил. В марте в городе бесчинствовали анархисты, засевшие в гостинице «Пальмира» на Садовой улице (Серова); в начале апреля Екатеринославль был занят австро-германскими войсками (командование оккупантов вывешивало приказы, запрещающие контакты местных жителей иудейского вероисповедания с солдатами); к концу года немцы сдались петлюровцам, были разоружены и затем отправлены в Германию. В какой-то момент в городе наступило «троевластие»: Чечеловка была советской, центр города принадлежал петлюровцам, в нагорном районе стояла офицерская часть (8-й корпус, ушедший на юг к Деникину). Власть в городе захватили сторонники гетмана Скоропадского. 27 декабря Красная Армия совместно с армией Н. Махно, разгромила петлюровцев и взяла Екатеринославль. Затем отряды петлюровских атаманов Самокиша и Саквы вновь овладели городом.

И погромы в это смутное время продолжались. Их устраивали войска С. Петлюры и Н. Махно.

А что ж евреи?

К чести еврейской общины, защищались. В Екатеринославе были сформированы еврейские отряды самообороны, кдессы, единого командования не было. Каждая из еврейских партий имела свою дружину, кроме того имелся отряд Союза евреев-воинов. Дружины были вооружены и во многих случаях им удавалось сдерживать погромы. Отряд еврейских рабочих-социалистов насчитывал 250 человек.

Существовала также дружина еврейской общины, организованная Екатеринославской городской управой. Дружина действовала в составе охраны города. В отрядах самообороны участвовали Менахем Мендл Шнеерсон – будущий Любавичский Ребе, и поэты Перец Маркиш, Михаил Светлов (Шейкман) и Михаил Голодный (Эпштейн), первые стихи которых были написаны в Екатеринославле.

 Справедливости ради стоит отметить, что и Петлюра, и Махно сами были противниками погромов и боролись с ними.

Известно, что С. Петлюра просил писателя С. Васильченко написать рассказ о маленьком страдальце-еврее с целью остановить погромы. В январе Петлюра утвердил смертный приговор казаку Полещику, занимавшемуся грабежами евреев на Херсонщине.

С участниками погромов Нестор Махно расправлялся беспощадно. Когда в мае 1919 года атаман Григорьев учинил в Елизаветграде погром, Н. Махно заявил: «Такие негодяи, как Григорьев, позорят всех повстанцев Украины». Григорьев был расстрелян вместе со своим штабом.

В этом же году Н. Махно в специальном воззвании писал: «… Величественная драма революционного повстанческого движения обречена безумной, дикой вакханалией антисемитизма, священная идея революционной борьбы поругана, оплевана чудовищным кошмаром зверского издевательства над еврейской беднотой, влачащей жалкое, рабское, нечеловеческое существование… Ваш революционный долг – пресечь в корне всякую травлю и беспощадно расправляться со всеми прямыми и косвенными виновниками еврейских погромов. Товарищи повстанцы! Очистите ваши ряды от бандитов, грабителей и погромного элемента!»

Несмотря на череду сменяемых властей и военную обстановку, в июле еврейское спортивное общество Маккаби организовало спортплощадки на Богомольском острове (Комсомольский). В этом же году в Екатеринославе на идиш вышла книга видного деятеля Бунда М. Рафеса «На пороге контрреволюции», а в октябре в городе состоялся концерт еврейской народной музыки.

13 декабря двумя бандитами, пришедшими под видом пациентов, был убит доктор Н. Эрлих. Это убийство потрясло многих и хоронил его весь город. Газета «Приднепровский край» писала о том, что в декабре еврейская студенческая организация «Геховер» провела сходку в знак протеста против погромов в Польше и Галиции. Сообщалось также о том, что община Екатеринослава собрала средства в помощь пострадавшим в этих погромах.

Завершился 1918 год страшным погромом, когда 28 декабря погибло 1200 человек и было разгромлено 300 магазинов и 218 домов.

Следующий год 1919 начался с того, что 26 января Екатеринослав заняли части Красной армии, но уже 12 мая город был захвачен войсками атамана Григорьева, издавшего универсал с призывом к поголовному уничтожению евреев. Спустя несколько дней город очистили от григорьевцев.

30 июня город был захвачен деникинцами. Погромы продолжались. В армии Н. Махно была еврейская артиллерийская батарея и еврейская рота прикрытия (командир Шнейдер). Эта рота в июне 1919 года, защищая Гуляй-Поле от деникинцев, сражалась до конца, до последнего бойца. Председателем Военно-революционного совета армии был Всеволод Волин (Эйхенбаум). Армейскую контрразведку возглавлял Лев Зиньковский, отбывший еще до революции десятилетнюю каторгу. Секретарем культпросвета была Елена Келлер. В этом отделе работали Иосиф Эмигрант (Гетман) и Яков Алый (Суховальский).

На встрече еврейской делегации с генералом Деникиным от Екатеринослава был председатель общины М.С. Брук. Вот что писал об этой встрече И.М. Чериковер: «По ходу беседы генерал Деникин заметил, что при отходе большевиков из Екатеринослава там сконцентрировалось сто тридцать еврейских комиссаров. Делегация ответила, что еврейские комиссары фабрикуются чрезвычайно искусственно. Весьма часто обыкновенных простых евреев, которые никогда ничего общего с большевизмом не имели, возводят в чины комиссаров, дабы создать видимость их многочисленности.

…Что касается Екатеринослава, то без ужаса говорить нельзя: целыми улицами еврейские дома и магазины разгромлены дотла, сотни женщин изнасилованы, тысячи убитых. Вначале м55adbfa4523af515e084c146ы склонны были считать такое явление результатом «упоения победой», разгоревшихся страстей солдат, но были уверены, что скоро все это пройдет. На самом деле эти зверства и ужасы решительно не проявляют тенденции к прекращению. Эти зверства происходят также и на железных дорогах, на всем протяжении пространства, занятого Добровольческой армией. Из вагонов евреев выбрасывают буквально из окна. Ни один не может спастись, в лучшем случае он спасает жизнь ценой огромного выкупа».

По материалам очерка Александра Быстрякова «Хроника жизни евреев Екатеринослава – Днепропетровска»  для портала «Заметки еврейской истории» Евгения Берковича

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *