Как повлияли на молодой Израиль суды над Эйхманом и Кастнером?

050013b4703716fbbd5a8436b9bf159c60 лет прошло с того дня, как был захвачен в Аргентине Адольф Эйхман, руководитель «еврейского отдела» Главного управления безопасности немецкого рейха. Следствие и процесс над ним, единственный, за всю историю Израиля, смертный приговор приведенный в исполнение, стали пожалуй самой важной страницей в формировании общественного восприятия Холокоста в Израиле.

О массовом уничтожении еврейского народа известно многое. В израильском обществе продолжают громко звучать вопросы и требования извлекать уроки из событий прошлого. Как могло произойти подобное? Как современные израильтяне должны относиться к памяти об этом историческом периоде? Как верно рассказывать об этом детям, как преподавать и нужно ли это делать вообще (в истории Государства Израиль был период, когда о массовом уничтожении евреев предпочитали не говорить, чтобы воспитывать «нового человека», лишенного «комплекса жертвы», для которого свобода и уверенность в будущем — естественный образ жизни)? Каково отношение к урокам Катастрофы у наших ближайших соседей, что ждать от европейцев в будущем в свете уроков прошлого?

Осознание трагедии Холокоста и знакомство с историей массового уничтожения еврейского населения в Европе происходили в израильском обществе болезненно. Израильская молодежь, выросшая в молодом государстве и представители ишува постепенно осознавали трагедию происходящего в 30-е – 40-е годы в Европе. Такое понимание происходило на фоне нескольких значимых общественных дискуссий и судебных процессов. В хронологическом порядке стоит обратить внимание на восприятие в израильском обществе переговоров между правительствами Израиля и Германии о выплате репараций (компенсаций) за действия немецкого фашизма по отношению к евреям. Переговоры с правительством Германии 1951 – 1952 г.г. вел тогдашний глава правительства Израиля Давид Бен-Гурион, а противников репараций возглавил лучший оратор израильской политики того времени Менахем Бегин.

Другим событием, оказавшим влияние на восприятие Холокоста в израильском обществе был суд над Рудольфом Кастнером, который был убит 4 марта 1957 года в Тель-Авиве. Кастнер был в годы войны лидером еврейской венгерской организации, заключившей с нацистами в 1944 г. официальную сделку в рамках которой, в обмен на некоторые товары, необходимые Германии, из Венгрии было позволено выехать поезду с евреями, которым грозила отправка в концентрационный лагерь смерти Освенцим. В рамках сделки выехали почти 1700 человек, в том числе несколько авторитетных раввинов, сирот и членов семьи Кастнера.

В 1953 году, против Кастнера в Израиле, где он, имея в некоторых кругах репутацию героя, после войны жил и работал на ответственной должности в министерстве промышленности, в прессе были опубликованы обвинения в преступной сделке в нацистами, в результате которой погибли 500 тысяч венгерских евреев и что спасая свою семью и тех, кто заплатил выкуп, он не предупредил большинство своих соплеменников о решении нацистов уничтожить их в лагерях смерти.

Защищая свое “доброе имя”, Кастнер подал в суд на автора публикаций Малкиэля Грюнвальда, также выходца из Венгрии, пережившего Катастрофу, но потерявшего всех своих родных в годы Катастрофы. Суд первой инстанции оправдал Грюнвальда, обвинив Кастнера, а Высший суд Израиля снял с Кастнера все обвинения. Зеев Эпштейн, на тот момент уже ушедший в отставку бывший агент Общей службы безопасности (ШАБАК), застрелил Кастнера.

 

23 мая 1960 глава правительства Израиля Давид Бен-Гурион драматично сообщил в Кнессете: «Адольф Эйхман арестован и предстанет перед судом согласно Закону о преследовании нацистских преступников».

Вопросы, которые звучали в те дни в сердцах израильтян – сможет ли молодое еврейское государство настигнуть тех, кто организовал массовое истребление европейского еврейства, надо ли преследовать нацистских преступников, сумевших избежать ареста и затаившихся в дальних уголках мира? И главное – как создать условия при которых никогда больше евреи не будут «расстреляны, сожжены, задушены и погребены заживо».

Адольф Эйхман был доставлен в Израиль в рамках сложной тайной операции. Действиями десятков агентов руководил лично легендарный глава «Мосада» Иссер Харель и начиная с 29 мая 1960 года велись допросы с целью получить показания о задачах и деятельности Эйхмана в период правления нацистов в Германии. 275 часов допросов записывались на магнитофон, а распечатанный текст на 3564 страницах Эйхман сверял лично, вносил правки и заверял собственной подписью, точно придерживался стратегии – отрицал факты обвинений пока ему не предъявляли документы, подтверждающие такие факты, позиционировал себя «незначительным винтиком» в большой государственной машине, перекладывая вину на начальников и подчиненных и ссылался на необходимость подчиняться законам германского и приказам командиров.

Аргентина, где проживал Эйхман до захвата израильскими спецсужбами, подала протест в Совет Безопасности ООН, где в июне 1960 года была принята резолюция Совета Безопасности (номер 138), осуждающая Израиль, а «активные граждане» осуществили нападения на местную еврейскую общину, в аргентинской прессе были организованы агрессивные статьи против Израиля и евреев, проживающих в Аргентине.

Важно отметить, что через 40 лет в 2000 году действующий президент Аргентины Фернандо де ла Руа в ходе своего официального визита в США принес свои “глубочайшие и искренние извинения” всем жертвам Холокоста.

В ходе расследования Эйхману был предъявлен документ, подтверждающий, что уже 21 сентября 1939 году он принял участие в совещании, на котором было принято решение о «гетоизации» Польши, как первом этапе «окончательного решения еврейского вопроса». Эйхман так же был центральной фигурой при подготовки конференции в Ванзее, где и был принят известный план«окончательного решения еврейского вопроса».

Процесс по делу Адольфа Эйхмана начался после завершения следствия 11 апреля 1961 года и тысячи израильтян собирались у телевизионных экранов в Иерусалиме, следя за происходящем в зале «Бейт Хаам», где проходили судебныеслушания, выступали многочисленные свидетели с вытатуированными номерами на руках, представители защиты и обвинения.Впервые широкой огласке в израильском обществе были преданы свидетельства происходящего в годы Катастрофы.

По приговору иерусалимского суда Эйхман был казнен через повешение 31 мая 1962 года, кремирован и прах был развеян за пределами территориальных вод Израиля.

 Источник

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *