Григорий Котляр: «…я нашел сплав академизма с духовностью, Галахи с философией»

Находясь в Израиле, Председатель правления Днепровской областной евреgregory-kotlyarйской общины Борис Песин познакомился с первым репатриантом из бывшего СССР, получившим звание реформистского раввина в Израиле, главой русскоязычной реформистской общины “Шират а-Ган” в Рамат-Гане Григорием Котляром. У них состоялся интересный разговор, содержание которого мы и предлагаем вашему вниманию.

- Расскажите, пожалуйста, о себе: из какой Вы семьи? Почему репатриировались? Как стали религиозным человеком? Когда и как в вашу жизнь вошло еврейство?

- Я вырос в обычной советской еврейской семье. Бабушки и дедушки были родом из местечек Винницкой и Одесской областей. В 20-е годы приехали на заработки в Донбасс и там остались. Их родным языком был идиш, но своих детей, и тем более внуков они ему не учили. Старики сохраняли элементы еврейской традиции: ели мацу на Песах, бабушка постилась на Йом-Кипур, дед ходил молиться в полуподпольный миньян, собиравшийся на частной квартире. Но их дети выросли уже советскими людьми. В общем, довольно типичная история. Впервые я по-настоящему задумался о своем еврействе в годы службы в советской армии, в конце 80-х. Армия тогда напоминала бурлящий котел из представителей разных национальностей. И каждый был горд принадлежностью к своему народу. И только быть евреем почему-то было стыдно. Вернувшись из армии, а это была уже эпоха перестройки, я приобщился к возрождавшейся тогда еврейской жизни. Начал изучать иврит, влюбился в этот язык и стал его преподавать. Я уехал в Израиль в 1991 году, намереваясь изучать иврит в Иерусалимском университете. Потом я преподавал в ульпане и средней школе, занимался переводами. Параллельно искал свой путь в иудаизме. Некоторое время проучился в ортодоксальной иешиве, в университете тоже брал курсы по Талмуду. Но в иешиве изучали в основном Галаху, а меня больше интересовала философия иудаизма. В университете же подход был слишком академичным, а я искал духовности. В Хибру Юнион колледже – институте, готовящем реформистских раввинов, я нашел сплав академизма с духовностью, Галахи с философией. Я хотел учиться, искать ответы на основополагающие вопросы жизни, хотел стать еврейским интеллигентом.

- Как Вы стали раввином общины Прогрессивного иудаизма – история, карьера, если можно так выразиться, и причина выбора именно этого направления?

- Приступая к учебе, я совершенно не задумывался о раввинской карьере. Но после получения диплома мне предложили возглавить реформистскую общину в Москве, и после некоторых колебаний я согласился. Было это в 2001 году. Нас было тогда всего трое реформистских раввинов на весь бывший СССР – в Москве, Киеве и Минске. Только когда у меня появились первые ученики, я по-настоящему ощутил себя раввином. Я отработал в России четыре года, но затем мы приняли семейное решение вернуться в Израиль, потому что растить и воспитывать детей предпочитаем в еврейской стране. Здесь я являюсь секретарем раввинского суда прогрессивного иудаизма по вопросам семьи и гиюра, возглавляю созданную нами три года назад русскоязычную реформистскую общину “Шират а-Ган” в Рамат-Гане, а также отвечаю в израильском реформистском движении за вопросы гиюра и работу с русскоязычными репатриантами.

- Чем именно направление прогрессивного иудаизма отличается от ортодоксального и почему возникают разногласия между этим течением и ортодоксальным?

- Мы видим в иудаизме живой организм, развивающийся в ходе поколений. Именно эта гибкость, способность приспосабливаться к постоянно меняющимся историческим обстоятельствам помогла еврейскому народу выжить и сохраниться на протяжении двух тысяч лет изгнания. Мы верим, что есть много возможностей быть евреем, и каждая из них, будь то светская или религиозная, имеют право на существование. К сожалению, наши ультраортодоксальные коллеги считают, что есть один единственный правильный путь в иудаизме – их собственный. Все остальные пути, в лучшем случае заблуждение, в худшем – мошенничество. В этом корень всех противоречий.

- Среди репатриантов много людей, у которых есть еврейские корни (отец, бабушка – дедушка), но которые не являются иудеями. В случае, если человек желает оставаться светским, но принять иудаизм – то есть, стать евреем, что его ждет в Израиле?

- Приехавшие в Израиль репатрианты с еврейскими корнями должны обладать всеми равными правами, в том числе в том, что касается вступления в брак, захоронений и прочее. При этом они могут оставаться светскими людьми и считать себя частью еврейского коллектива. Но принятие иудаизма – процедура религиозная. На данный момент светского гиюра не существует, поэтому желающий принять иудаизм должен будет сделать это в соответствии с требованиями того или иного течения в иудаизме – ортодоксального, реформистского или консервативного.

- Можно ли пройти гиюр в общине Прогрессивного иудаизма в диаспоре, в частности, у нас? Если да, будет ли он признан в Израиле? В других странах?

- Естественно. В Украине можно пройти реформистский гиюр в Киеве у раввина Александра Духовного и в Одессе у раввина Юлии Грис. Гиюр, пройденный в общинах прогрессивного иудаизма в Украине, признается Государством Израиль, и впоследствии дает право на репатриацию.

- Есть ли сложности в осуществлении деятельности общины, если есть, то какого рода?

- Государство не препятствует деятельности реформистских общин ни в Израиле, ни в других странах. Но и не помогает. Поэтому главная сложность – это финансовое обеспечение работы общин. В США активисты общины платят значительные взносы, позволяющие содержать помещение и платить сотрудникам. К сожалению, в Израиле и странах СНГ мы работаем в основном с небогатыми людьми, и взносы не покрывают расходов.

- Есть ли сотрудничество и адекватное восприятие Вашей деятельности общиной ортодоксального иудаизма?

- В США и Канаде еврейские общины объединены в Федерации, в рамках которых сотрудничают представители всех направлений иудаизма, как ортодоксы, так и реформисты. К сожалению, в Израиле лидеры ортодоксальных групп отличаются большей нетерпимостью, чем их коллеги в Америке и Европе. В любом случае, мы открыты к сотрудничеству со всеми.

- Тяжело ли найти в Израиле раввина, чтоб проводить обряды обрезания и гиюра в рамках основ прогрессивного иудаизма?

- Совсем нет. Ежегодно в Израиле реформистский гиюр проходят от 200 до 240 человек. В Израиле около сотни действующих реформистских раввинов. Наше движение готово оказывать желающим все религиозные услуги, от рождения до похорон, включая церемонии обрезания, бар- и бат-мицвы, еврейской свадьбы – хупы и прочее.

- Есть ли законодательная поддержка деятельности общины прогрессивного иудаизма?

- Как я уже говорил, Государство Израиль не препятствует деятельности наших общин. Согласно закону о возвращении, у нас признаются все виды гиюра, включая реформистский. К сожалению, в области заключения браков ситуация иная. В стране признается только брак, заключенный через ортодоксальный раввинат. Но мы вместе с другими организациями боремся за введение в Израиле института гражданских браков. Тогда каждая пара, заключив его, параллельно сможет обратиться за проведением религиозной церемонии к раввину любого направления по своему выбору.

- Часто ли Вы проводите просветительскую деятельность населения? Как часто Вам задают вопросы об особенностях Прогрессивного иудаизма и есть ли особое влечение людей к этому направлению в иудаизме?

- Просветительская деятельность – наше основное занятие. Я постоянно получаю вопросы по телефону и через интернет, не только от израильтян, но и от интересующихся иудаизмом со всех концов мира. Вопросы в первую очередь касаются гиюра и религиозных церемоний (свадьбы, бар-мицвы), но не только. Я стараюсь отвечать на любые вопросы, кроме самых провокационных. Число интересующихся прогрессивным иудаизмом постоянно растет, как и растет число наших общин и активистов в Израиле.

- Принимают ли члены возглавляемой Вами общины активное участие в волонтерской деятельности? Если да, то какого рода?

- При израильском реформистском движении действует благотворительный фонд “Керен бе-Кавод”, который собирает пожертвования для социально слабых слоев общества, раздает продуктовые наборы к праздникам, организует группы поддержки. Каждое лето в реформистских лагерях действует группа для детей с ограниченными способностями. Сейчас мы пытаемся организовать специальное социальное жилье для таких людей при нашей общине в Модиине. Кроме того, у нас действует центр юридической поддержки, который ежегодно оказывает помощь сотням новых репатриантов в вопросах, связанных с нарушением их прав.

- Выходите ли Вы на контакт для обмена опытом с общинами Прогрессивного иудаизма в пределах государства Израиль и за рубежом? Есть ли свои наработки в этом направлении и желание познакомиться поближе с идентичными общинами в Украине?

- В Израиле работает совет реформистских раввинов, в рамках которого постоянно проводятся образовательные семинары, встречи и обмен опытом. Аналогичные организации действуют в Северной Америке, Европе и СНГ, а также в других частях света. Вернувшись в Израиль из Москвы, я сохранил добрые отношения со своими друзьями и коллегами, продолжающими работать в России, Украине и Беларуси, а также в Германии, Англии и других европейских странах. Мы постоянно общаемся, обмениваемся публикациями, сейчас планируем создание совместного сайта общими усилиями всех русскоязычных реформистских раввинов. Два года назад я побывал в братских общинах Минска и Москвы. Надеюсь в будущем побывать и в Украине.

- Что бы Вы пожелали евреям Днепра и читателям газеты «Шалом, хаверим!»?

- Мира, процветания и дальнейших успехов в деле возрождения еврейской общинной жизни в Украине!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *