И снова Остап Бендер. На балетной сцене

Комедия в ритме фокстрота

Автор: Марина Антонова для издания «Лица» (Источник) dvenadtsat stulev balet

В Днепропетровском академическом театре оперы и балета состоялась премьера комедийного балета по мотивам романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» – «Фокстрот 12 стульев».

 Какие только чудеса не случаются на сцене: то отважный принц Зигфрид вдруг перевоплощается в идейного борца за денежные знаки – Остапа Бендера, а то вдруг светлый, трогательный мученик Иисус превращается в комичного, зажатого и страшно жадного «предводителя команчей» Кису Воробьянинова. И, что особенно приятно, это не праздные эксперименты, не пустые театральные опыты, а качественный творческий продукт, привлекающий и очень радующий зрителя – оригинальное воплощение романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев».

Залогом успеха постановки выступил идейный вдохновитель, автор спектакля Олег Николаев, заслуженный артист Украины, чьи премьеры каждый раз становятся событием не только городского, но и всеукраинского масштаба. Идея создать вот такой «Фокстрот двенадцати стульев», как рассказывает автор спектакля, родилась, с одной стороны, из любви к сатирическому роману, а с другой – попытка вынести на сцену очередной танец.

Так, у Николаева в репертуаре уже есть танго («Танго нашего двора»), сцену видели танцевальные блюзовые ритмы (в постановке «Бомжовый блюз»), но фокстрот балетмейстер еще на сцену не выносил. А ведь, по мнению Олега Николаева, фокстрот в крови у каждого современного человека, как будто заложен генетической памятью – его когда-то любили наши бабушки и дедушки, наши мамы и папы, так что и для любого современного человека он обязательно должен показаться родным, любимым, близким. Да и просто фокстрот, как ничто другое, передает дух того времени – в постановке были использованы мелодии, бывшие очень популярными в двадцатых годах прошлого века, а роман «12 стульев», как многие помнят, рассказывает о событиях, якобы происходивших как раз где-то в эту пору.

Премьера спектакля прошла 10 октября. Хорошей затравкой к действию стал шуточный аукцион, участники которого испытывали судьбу в поисках сокровищ мадам Петуховой, которые, как и в литературном первоисточнике, были зашиты в стуле. Стул можно было купить в ходе торгов и вскрыть его прямо на сцене. В одном и правда нашлась драгоценность – подвеска с настоящим бриллиантом.

Потом началось само действие. Стоит отметить необычную форму спектакля – это балет, состоящий из 22-х эпизодов, действие которых перемежевывалось с текстом чтеца (роль которого исполнил В. Лакатош, артист Днепропетровского академического областного украинского театра). Чтец, изображая автора за печатной машинкой, читал короткие «затравки» к эпизодам, которые включали ключевые фразы глав, как будто поясняя то, что сейчас увидит зритель. Огромный роман-фельетон с трудом умещался в одну постановку, потому многие эпизоды пролетали буквально галопом, хотя были моменты яркие, выразительные – фееричные начало и финал, смешно пляшущие старушки из Старсобеса, яркое прибытие в Москву, кокетка Эллочка-Людоедка (молодая и очень артистичная Алина Коваль), театр теней в сцене разговора с голым инженером, лаконичный, но выразительный эпизод инцидента на военно-грузинской дороге…

По словам Олега Николаева, изначально он планировал объединить в одном спектакле сразу два бессмертных творения Ильфа и Петрова – второй частью действия должен был стать «Золотой теленок», но «резать по живому» у Олега Николаева просто рука не поднялась, потому все ограничилось только первым романом о похождениях «сына турецкоподданного». Динамично, но зато почти без сокращений, почти по тексту – только с маленькой путаницей в судьбе двух стульев (в первоисточнике монтер Мечников все же приносит Кисе и Остапу два стула, в спектакле герои вскрывают эти стулья в театре «Колумб») и с опущением некоторых фрагментов – так, сцены мнимой смерти Бендера в спектакле нет, только горькое разочарование и отчаянный крик Воробьянинова, который пришел за последним стулом в клуб железнодорожников.

Роли главных персонажей – Великого Комбинатора и предводителя дворянства Кисы Воробьянинова исполнили Дмитрий Омельченко и Евгений Даньков-Белянский соответственно. Оба молодые, но уже опытные артисты, оба книги Ильфа и Петрова не читавшие, но все равно сумевшие сложить довольно яркие образы. Так, Дмитрий Омельченко (которому, к слову, более привычно выходить на сцену в образе Зигфрида из «Лебединого озера») показалось, что самым лучшим вариантом будет сыграть особого Остапа Бендера, не книжного, не кинематографического, а… похожего на автора спектакля Олега Николаева! Не менее тяжелая работа выпала на долю Евгения Данькова-Белянского, главной работой на сцене которого до этого был образ Иисуса из одноименного балета. Образ Иисуса до сих пор очень довлеет над самим артистом, выйти из него, по признанию Евгения, очень тяжело – а тут такой смешной образ – Киса Воробьянинов! Но Даньков-Белянский уловил блестяще, «нашел» точно – Киса получился очень комичным.

Создавая спектакль, Олег Николаев мечтал «посмеяться в хореографии» – придумать и реализовать такой балет, с такой пластикой, которая заставила бы улыбаться зрителя – так и получилось. Спектакль будет интересен самой широкой аудитории, наверняка порадует маленьких театралов и внесет приятное разнообразие в серьезный, академический театральный репертуар.dvenadtsat stulev balet

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *