Друзья общины. Интервью с израильским военным разведчиком Ильей Каминецким

ilyaДорогие друзья!

Предлагаем вашему вниманию знакомство с удивительным человеком, военным разведчиком Армии обороны Израиля г-ном Ильей Каминецким. Наш герой – выходец из Украины, отдавший службе в элитных израильских войсках около 14 лет своей жизни.

- Когда Вы, советский школьник, впервые осознали себя евреем?

- Мои родители – чистокровные евреи, привезли меня в Израиль из г.Черновцы в 1977 году в возрасте 14-лет. В Украине отец работал директором обувной фабрики, мать в троллейбусном управлении учетчицей. То, что я еврей, я осознавал с детства. Даже была такая ситуация. Поскольку в школе я учился очень хорошо, в пятом классе мне поручили прочесть политинформацию для учеников на тему «Израиль и израильская агрессия». Я категорически отказался, после чего меня больше не выставляли, как раньше,  на ГорОНО и т.д. Так что, в 14 лет у меня уже было понимание, что я другой, что еврей не совсем русский.

- Как прошла Ваша адаптация в Израиле, ведь 14 лет – уже большой возраст?

- Мне было трудно. Несмотря на то, что я довольно быстро обзавелся друзьями – познакомился с русскими репатриантами ребятами, и у нас сложилась большая компания, честное слово, мне снилась Украина года два. Я каждую ночь ходил по улицам Одессы и Черновцов, где бывал неоднократно.

- Тем не менее, в Израиле Вы получили прекрасное образование.

- Да, я закончил Технион, у меня на хорошем уровне русский, украинский языки, идиш, иврит и немного итальянский.

- А английский? Это разве не обязательное условие для разведчика?

- Нет. Дело в том, что главная задача израильского военного разведчика – знать арабский язык. Но так как моя карьера развивалась в 80-е годы, а речь идет о войне с Хизбаллой, которую инструктировали русские специалисты, то мой русский язык был просто необходим, так как я не только ловил русских «языков», но и проводил допросы.

- Как Вы попали в военную разведку?

- Я начал военную карьеру со службы рядового солдата. Меня послали на курс молодого бойца, где я себя хорошо проявил и по окончании мне дали рекомендацию. Я отправился в штаб Северного округа в Назарет, где у меня состоялась встреча с генералом Северного округа, по совместительству начальником части. Он предложил мне стать военным разведчиком, подчеркнув, что это элита элит. Мне эта идея очень понравилась и я согласился. Полтора года я занимался одной работой, а когда началась война, когда начали стрелять по израильским городам «катюши», жители находились более двух недель в бомбоубежищах, людям полностью перекрыли на тот момент возможность работать, а детям учиться в школе, было принято решение на уровне главнокомандующего израильской армии Арика Шарона действовать. Мы, разведка,  получили приказ: найти батареи «катюш» и уничтожить их. Мы вышли тремя группами, одна из которых была моя. Лично я со своей группой уничтожил две такие батареи.

- Вы сказали, что в ту войну Вы брали в плен русских военных. Можно подробнее? Если это не секретная информация, конечно.

- Нет, это уже можно рассказывать. В Ливане, в 1982 году мы заняли город Цор. Там был очень большой стадион, под скамейками которого по всей площади находились гаубицы, минометы и стрелковое оружие – целые склады. При захвате города, мы и взяли русских ребят. Причем, совершенно случайно. Приехав на стадион, мы посмотрели, что проделали свою работу хорошо. Именно благодаря нам было выявлено, что стадион является складом для вооружения. А в те годы политическая ситуация со стороны Европы была очень тяжелая. Малейший наш промах, если мы попали, допустим, в больницу или школу, ни дай Бог, – ужас, что творилось по всему миру! Какая поднималась волна осуждения. Конечно, мы этого старались всеми силами не допустить.  Поэтому проводили точечные работы, точечные операции. К сожалению, наш враг прячется именно в школах, в больницах, на густонаселенных гражданскими лицами территориях. Чтобы в случае, если его обнаружат, было как можно больше жертв. Чем больше жертв среди мирных жителей, тем больше плюсов получали наши враги.

- И как же Вы поняли, что эти ребята русские?

- По лицу! Во-первых,  я узнал «рязанские мордашки». Во-вторых, у одного из них была татуировка. Арабы никогда не сделают татуировку на тело, вне зависимости от того, к какому этническому направлению они относятся. Плюс я увидел командирские часы, подошел в открытую и прямо спросил: «Ребята, вы из России?» – «Да». – «Что вы тут потеряли?» – «А ты что, не знаешь? Если бы мы отказались, нас бы расстреляли как предателей Родины. Это военная командировка, мы обязаны». – «Ну, раз так, давайте я забираю вас на допрос, а потом сделаю все, чтобы вас обменять». Так оно и было. На территории Ливана мы взяли в плен много русских военных инструкторов и летчиков.

- Знакомый почерк – прятаться за мирным населением. Скажите, сейчас и в Газе те же инструктора? Или в них уже нет необходимости, система налажена годами?

- Система уже налажена. Сейчас там сидят русские и украинские жены, которые почему-то приняли на себя такую тяжесть, как будто нет нормальных ребят, кроме палестинских арабов. Но военных инструкторов и разведки там нет. Они плотно работают с Россией, это правда.

- Скажите, что Вы чувствовали, когда шли на такой риск, в тыл врага? Это какое-то особое психологическое состояние, когда вы готовы к смерти? Или формируете для себя худший сценарий, а потом идете в бой?

- Я не формирую худший сценарий. Ни сейчас, ни раньше. Я рассчитывал стратегию боя – этому меня обучали. Расставлял солдат по тем боевым точкам, где они должны находиться, координировал бой и участвовал в этом бою, конечно. Чтоб вы понимали, израильские офицеры spesnas-e1344795766246– единственные, которые идут впереди солдат и показывают личный пример, в отличие от офицеров других армий. Главная цель израильского офицера – вернуть всех солдат домой. Это обязательное условие. и с этим мы живем. Поэтому не было ни страха, ни недопонимания, ничего такого. Был адреналин, зашкаливающий во время боя. Но вместе с этим холодный разум и понимание того, что ты будешь делать каждую секунду. Потому что иначе вы погибните.

Мы шли группой пять человек. Но эта группа была подготовлена на все 100%, каждый делает свою работу на все 100%, каждый доверяет другому и понимает с полуслова. Отличные ребята, великолепные! К сожалению, трех из них уже нет в живых, а я и еще один человек общаемся, обмениваемся поздравлениями на праздники, поздравляем друг друга с Днем рождения…

- Что сформировало Ваш характер? Служба в военной разведке?

- Я отслужил военным разведчиком 14 лет, но в формировании меня, как личности, наверное, сказалось мое воспитание. Я очень много читал в детстве, рос на патриотических примерах. Мой дядя Макс, земля ему пухом, Кавалер Ордена Славы. Пулеметчик-еврей, который получил такие награды, проявил чудеса героизма. Мой дедушка Моти был Кавалером Георгиевского Креста в Первую мировую войну, еврей, который даже не знал русский язык. Наверное, гены и живой семейный пример. Плюс, самое главное, когда я приехал и узнал Израиль, то понял одну простую вещь. Это все, что у нас есть. И если мы не защитим еврейское Государство, мы его потеряем. А если потеряем, то убьют наших мам, теть, бабушек, дедушек, детей… Никаких сомнений на этот счет у меня не оставалось. Поэтому, когда я попадал в экстремальные ситуации, то просто прощался про себя с моими родными, перечисляя их по очереди. Так и говорил: «До свидания, мама, я тебя очень люблю. До свидания, папа, до свидания брат!» и после этого входил в бой.

- Г-н Илья, у нас на востоке Украины, как Вы знаете, военный конфликт. Разумеется, качество работы всех структур и военной разведки, в частности, имеет огромное значение. Если пофантазировать и предположить, что Вы, имея такой опыт, возглавили украинскую военную разведку, что бы Вы в ней поменяли?

- Я не стал бы ничего менять в военной разведке. Я бы поменял подход к психологии воспитания молодежи в Украине. Потому что сегодня, как я вижу, с чем сталкивался и чем был неприятно удивлен,  в Украине отсутствует патриотизм в том виде, в котором он был после победы над фашизмом. Я понимаю, что это катастрофически сложно увидеть в своем былом друге, родственнике, с которым шли много лет плечо к плечу, врага. Но иногда ситуация в мире складывается так, что это сделать необходимо. Потому что перед вами враг, и если вы не можете с ним решить вопрос миром, враг должен быть уничтожен.

Я всегда говорил, что желательно решить вопрос миром. Были такие моменты в моей практике, когда мы встречались с нашим врагом во время войны, как бы это ни звучало парадоксально, и в разговорах с ними мы понимали, что их не надо убивать. Они сами уйдут и тоже не будут нас убивать. Они тоже этого не хотят. Не все арабы хотят войны, далеко не все из них хотят убивать евреев. Это полная неправда. Мы с этим сталкивались не раз. Были случаи, когда мы захватывали города и деревни в Ливане, а девушки  и женщины выходили к нам навстречу с полными тазами черешни. Когда мы вошли в столицу Ливана Бейрут, наши танки стояли в районе аэропорта, и там тоже нас встречали девушки с угощениями.

- Невероятно! Но я просто не понимаю, что же им в вас так нравилось? Ведь по факту, вы входите с оружием в руках на территорию враждующей с вами страны?

- Дело в том, что те террористические организации, которых было очень много на территории Ливана, не пользовались поддержкой ливанцев. До 1973 года Ливан считался Швейцарией на Ближнем Востоке. Это была прекрасная страна, в которой были гостиницы, казино, образование, девушки ходили в университеты, Ливан процветал на финансовом рынке. Когда туда пришли Хезболла и шииты, они начали его под себя переделывать, а местных гнобить. Они же фундаменталисты, а ливанцы в большинстве своем христиане, которые тогда очень пострадали от этих фанатиков. Именно поэтому они массово пошли в группы сопротивления и создавали армию и милицию «Амаль», позже мы учили их воевать, стрелять и защищать себя. Они помогали нам вести боевые действия против этих групп. То есть, местное население разделилось. Христиане, которых было большинство, воевали за нас.

- Ну почему же тогда Европа не поддержала своих христиан в этом противостоянии?

- Это уже политика, это не ко мне. Я не знаю, почему Ливан отдали на растерзание зверям, а это звери, поверьте мне. Но факт остается фактом. Ливан отдали на растерзание, а страну уничтожили. Это сегодня Ливан отстроили, и он опять красивый, хоть и не настолько, как раньше. Но я видел, как Ливан лежал в руинах. А я прошел весь Ливан. Как в Советском Союзе проходили от Москвы до Берлина, так и я прошел от Израиля до Бейрута.

- Чем Вы занимаетесь сейчас ?

- Бизнесом. У меня много направлений, Трастовый фонд. Я  компаньон крупной компании, которая производит пищевые добавки, благодаря которым молодые цыплята, свиньи, и прочая живность быстро набирают вес – как пример куры, уже в течении 3 недель доходят до 2 -2,5кг. При этом, никакой химии, и никаких заболеваний, которыми болеют куры.  Есть очень опасные заболевания для курей, из-за которых птица массово умирает в раннем возрасте. Но у тех, что принимают наши препараты, они отсутствуют.

- Г-н Илья, скучаете по Украине?

- Израиль – моя Родина. Но и Украина моя Родина. Все-таки, я там родился, учился, у меня там друзья детства. Я старался время от времени приезжать в Черновцы. Приходил на еврейское кладбище, поправил могилу моего дедушки. Я постоянно смотрю, как прекрасно развиваются Черновцы, я не узнаю этот город, настолько он стал красивым. Мне очень нравится украинская душа, я люблю украинцев и Украину. Она мне не чужая, она моя. Потому, когда что-то трагическое происходит, мне больно.

- Что бы Вы посоветовали читателям нашей газеты?

- Я бы посоветовал всем стараться жить дружно, находить компромиссы. Если Вы чувствуете, что испытываете агрессию к какому-то человеку, попробуйте мысленно поставить себя на его место и оценить ситуацию с его стороны. Возможно, это даст какое-то решение вашей проблемы. Нужно при этом понимать, что если ты уже взял в руки оружие, ты обязан стрелять. И если ваша страна подверглась нападению агрессора, который ее уничтожает, ее необходимо защитить. И нельзя делиться в эту минуту и говорить «я не пущу своего сына, его там убьют». Вы должны понимать, что если враг придет к вам домой, вряд ли  эта встреча закончится для вас хорошо. Надо помнить, что Государство, в котором вы живете, Родина – это не пустые слова. Здесь проходит ваша жизнь, здесь живут ваши дети и должны жить ваши же внуки и правнуки.

One thought on “Друзья общины. Интервью с израильским военным разведчиком Ильей Каминецким

  1. Pingback: 2coupled

Оставить комментарий