Иван Грозный и еврейский вопрос

ivan-grozniy-antisemit16 января 1547 года первый московский царь Иван Грозный  был венчан на царство. С этого момента начинается непростая история государственного имперского антисемитизма.  «Как ни был он жесток и неистов, однако же не преследовал и не ненавидел никого, кроме жидов, которые не хотели креститься и исповедовать Христа: их он либо сжигал живьем, либо вешал и бросал в воду» – писал иностранец, побывавший в России. 

Этой осенью в г. Орел (Россия) появился первый памятник царю-палачу. Как сообщала газета  «Известия», памятник установили у слияния рек Оки и Орлика, где в 1566 году по указу Ивана Грозного был основан город. Приветствуя установку памятника Ивану Грозному в Орле, многие российские сайты подчеркивают, что главная заслуга этого самодержца – решительная борьба против евреев и «жидовского влияния в России».

Одним из ключевых указов, характеризующих отношение царя к еврейскому народу, был запрет  пребывание евреев в стране, тщательное соблюдение которого самодержец контролировал лично.

Приведем некоторые факты, которые сохранились в истории Российской империи.

В 1563 году Иван Грозный завоевал город Полоцк. Евреям этого города было предложено креститься, а отказавшихся вместе с детьми и с женами утопили зимой в реке: прорубили лед и бросили всех в воду — около трехсот человек. Записано об этом в хрониках: «Всех жидов, которые не захотели принять святое крещение, велел (царь Московский) утопить в славной реке Двине».

Сохранилось и еврейское народное сказание о событиях в Полоцке в 1563 году: «Была лютая зима. Московский царь Иван Грозный завоевал Полоцк и повелел всех евреев с их женами и детьми — всех до единого! — согнать к берегу реки Двины, неподалеку от княжеского замка. Собрали всех евреев, их жен и детей, числом три тысячи, и поставили всех у реки Двины, как приказал царь. И лишь двое детей — мальчик, сын одного коэна, и девочка, дочь коэна, — во время суматохи были позабыты и не приведены к реке. И приказал Иван Грозный поставить всех евреев на лед реки и затем разрубить лед. И были все потоплены, числом три тысячи. Спаслись только те двое детей, которых Иван Грозный затем пощадил; их приютили добрые люди. Выросли они и поженились, получив прозвище Бар-Коэн — Баркан. От них пошла новая община и фамилия Баркан».

На протяжении последующего времени, до начала 1920 – х гг. 25 кислева по иудейскому календарю отмечалось как день поминовения невинно убиенных – траурная процессия направлялась к холму за городом, где, по преданию, были похоронены всплывшие трупы мучеников 1563 года.

Жуткая  судьба постигла и евреев других городов и крепостей – польских, завоеванных русскими в ходе Ливонской войны. Они  сполна испытали на себе ужасы садистского неистовства Ивана Грозного. Стрельцы сжигали евреев живьем, вешали или топили отказавшихся креститься вместе с детьми.

Спаслись лишь немногие, согласившиеся креститься по православному обряду. Согласившихся принять крещение уводили в плен, превращая в крепостных. Сохранился документ от 1576 г., по которому владелец деревни Починок Кашинского уезда Тверской губернии, отписывая Троице-Сергиеву монастырю деревню, оговаривал, что люди «жидовского живота», а также угодья остаются в его собственности.

Иван Грозный не впускал евреев-купцов в Москву даже временно. Король Польши Сигизмунд Август писал ему: «Ты не впускаешь наших купцов-евреев с товарами в твое государство, а некоторых велел задержать и товары их забрать… А между тем в наших мирных грамотах написано, что наши купцы могут ездить с товарами в твою Московскую землю, а твои в наши земли, — что мы с нашей стороны твердо соблюдаем».

На это Иван Грозный ответил: «Мы тебе неоднократно писали о том раньше, извещая тебя о лихих делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья в наше государство привозили и многие пакости людям нашим делали… Мы никак не можем велеть жидам ездить в наше государство, ибо не хотим здесь видеть никакого лиха, а хотим, чтобы Бог дал моим людям в моем государстве жить в тишине без всякого смущения. А тебе, брат наш, не следует впредь писать нам о жидах».

В церемонии открытия памятника кровожадному царю – антисемиту, о котором было сказано в начале заметки, принял участие министр культуры России Владимир Мединский. По его словам, установка памятника Грозному – «это признание преемственности всех этапов истории нашей страны, а не только дань памяти царю и воину».

ДЖЕРОМ ГОРСЕЙ (ум. после 1526 г., английский дворянин, дипломат, встречался с царем Иваном Грозным), характеризуя царя, писал: «В заключение скажу о царе Иване Васильевиче. Он был приятной наружности, имел хорошие черты лица, высокий лоб, резкий голос — настоящий скиф, хитрый, жестокий, кровожадный, безжалостный, сам по своей воле и разумению управлял как внутренними, так и внешними делами государства. Он был пышно захоронен в церкви Архангела Михаила; охраняемый там днем и ночью, он все время оставался столь ужасным воспоминанием, что, проходя мимо или упомянув его имя, люди крестились и молились, чтобы он вновь не воскрес, и проч».

По материалам liveinternet и сursorinfo.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *