Лечение рака в Израиле

фотография12Медицинский туризм в Израиле стал очень популярным. После отмены визового режима всё большее количество жителей Украины едут лечиться в Израиль. Ихилов – Сураски в Тель-Авиве – одна из самых лучших клиник в мире, а её доктора справляются с самыми сложными заболеваниями. Гематологическое отделение Top Clinic, действующее в рамках медицинского комплекса Ихилов – Сураски, занимается лечением различных заболеваний крови, таких как лейкемия, лимфома, миелопролиферативные заболевания и анемия всех видов. Мы решили взять интервью у врача больницы Ихилов.

Доктор Оделия Гур – заведующая дневным стационаром в отделении гематологии и пересадки костного мозга Медицинского Центра Ихилов (Сураски), любезно согласилась ответить на наши вопросы по скайпу:
– Почему лучше лечиться в Израиле, чем в Украине?

– Я могу рассказать только о нашей медицине. Она на очень высоком уровне. У больных, приезжающих из России и Украины есть большие проблемы с постановкой диагноза. Причины этих ошибок объективные и субъективные. Если поставлен неверный диагноз, то нет возможности правильно лечить этих больных. Ошибки в диагнозе являются результатом того, что у врачей в России и Украине меньше диагностических возможностей по сравнению с израильскими врачами. Эта же разница в возможностях касается и лечения.

– Как вы думаете, почему в Украине так плохо обстоят дела с медициной, а в Израиле хорошо?

– Я на Украине не была более 20 лет и понятия не имею, что там происходит. Я могу судить только по тому, в каком состоянии приезжают оттуда больные. Я смотрю, какой был поставлен диагноз, правильный или неправильный, какое лечение получил больной. Я могу судить только по результатам. Моя задача – поставить правильный диагноз больному и дать ему самое лучшее лечение, которое есть на сегодняшний день.

Понятно, что я вижу только определенную (селективную) группу больных – это люди, которые разочаровались в полученном лечении по месту жительства. Вполне может быть, что есть большой процент больных, которым правильно поставили диагноз, лечение дано правильно и этим больным нет никакого смысла покидать Украину. Таким образом, мое виденье состояния здравоохранения в Украине не совсем объективное.

– К вам приезжают больные, недовольные качеством лечения в Украине. А в Израиле они могут гарантированно получить излечение?

– Это, смотря какой диагноз. У нас есть закон и я считаю, что это абсолютно правильно, что мы не основываем своё лечение на диагнозах, поставленных не у нас. Если мы говорим о злокачественных опухолях, то мы просим больного привезти стекла и блоки всех биопсий, проделанных по месту жительства, и проводим их ревизию в нашей клинике. И только, если наш патолог поставил такой же диагноз, мы принимаем первичный диагноз. Я не могу гарантировать выздоровление больного. Я могу только гарантировать, что он получит самое лучшее лечение на сегодняшний день. Когда я берусь лечить больного, то делаю для него всё возможное. Есть заболевания, в которых мы вылечиваем 80% больных, а есть заболевания, при которых мы вылечиваем 30% больных (включая с пересадкой костного мозга). Но у больного только одна жизнь и бороться нужно сегодня. Иногда, если не получилось вылечиться по месту жительства, не получится нигде, второго шанса не будет. Организм второй раз лечение не выдержит, если мы говорим о химиотерапии или облучении.

– Получается, что в Израиль в клинику Ихилов едут больные, которые разочаровались в лечении на родине, находятся на грани жизни и смерти?

– Это самый худший для нас вариант! Такой больной уже получил лечение, если была химиотерапия, то резервы его организма, как говорилось выше, уже исчерпаны, он приезжает от безвыходности и надеется на чудо. Сначала я прошу, чтоб мне прислали выписку из истории болезни, чтобы я поняла, смогу ли я помочь этому человеку. Если я вижу, что диагноз обоснован, лечение дано правильно, и больной не отреагировал (не потому что была ошибка в диагнозе или назначенное лечение было неправильным, а потому что у него такое заболевание) и у нас на сегодняшний день нет возможности ему помочь, такого больного я в жизни не приглашу.

– Кто может рассчитывать на лечение в Израиле?

Я приглашаю только тех, кому я могу помочь. И я всегда рада видеть больных, которые еще не получали никакого лечения, потому что «перелечивать» гораздо хуже. Если раковые клетки получают химиотерапию неправильно, это значит, что была не просто ошибка в лечении. Это гораздо страшнее, потому что раковые клетки вырабатывают нечувствительность к химиотерапии и снижается вероятность излечения даже при правильном лечении.

– Имеет ли смысл обратиться к больным с подозрением на тяжелые заболевания, чтобы они не затягивали, а ехали сразу к хорошим врачам в Израиль?

– Кто-то может себе позволить лечение в Израиле, а у кого-то есть деньги только на билет – это жизненная правда. Я бы посоветовала больному приехать в Израиль в гематологическое отделение больницы Ихилов в Тель-Авиве минимум для постановки правильного диагноза и получения рекомендаций по лечению. Если нет возможности лечиться в Израиле, то многие виды лечения можно получить по месту жительства. Очень многое зависит от материальных возможностей медицины в стране. Если в Израиле под рукой врача есть последние достижения мировой медицины, то конечно диагностика и лечение будут гораздо лучше, чем у врача, у которого ничего нет. Если больному нужно получить химиотерапию, то лучше её делать в Израиле, потому что у нас есть много лекарств, которые позволяют перенести процедуру легче. Но не у каждого есть такие возможности! Но получить правильный диагноз и рекомендации – это тоже большое дело.

– Какие болезни вы лечите?

Рак крови: острый и хронический лейкоз (лейкемия), рак лимфоузлов (лимфома Ходжкина и неХоджкинская лифома), разные виды анемий, миелопролиферативные заболевания, исследования свертывающей системы крови, иммунного статуса …

Надеюсь, наша беседа будет хоть немножко полезна тем, кто болен, но еще не потерял надежду на выздоровление.
© Беседовала Ольга Медведева

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *