Сегодня – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

В этот день, 11 апреля 1945 г., произошло вооруженное восстание узников концлагеря Бухенвальд – самого крупного из  более 14 тысяч концлагерей (112 тыс. чел. из 18 стран Европы), действовавших в Великую Отечественную войну на территории Германии и оккупированных ею стран. Сами эсэсовцы цинично посчитали КПД узника: продолжительность его жизни в лагере составляла менее года, и за это время он приносил нацистам почти полторы тысячи рейхсмарок чистой прибыли.

Узнав о приближении союзных войск, 11 апреля 1945 года узники Бухенвальда подняли вооруженное восстание. В результате этого восстания были освобождены узники фашистских концлагерей Бухенвальд и Дора, 22 апреля освобождены узники Заксенхаузена, 29 апреля – Дахау, а 30 апреля 1945 года – Равенсбрюка.

В Бухенвальде нашли свою смерть 4000 наших земляков (3 эшелона), отправленные в лагерь из психиатрической больницы на Игрени под Днепропетровском.

Трагедия Игрени

В 1983 году у входа в областную неврологическую больницу на Игрени был воздвигнут памятник жертвам фашизма. Бронзовая скульптура изображает военнопленного, который, падая, разрывает колючую проволоку (авторы В. С. Пологий и В.И. Щедрова). Раньше здесь работал музей, сейчас – продмаг. И слова «Никто не забыт, ничто не забыто» исчезли с памятного места. Говорят, что буквы, из которых сложена надпись, сдали в пункты вторсырья, как цветной металл.

Горько и больно.

А 70 лет назад на этом месте, где сейчас шумят деревья и благоухают цветы, произошла страшная трагедия.

На территории больницы – крупнейшего медучреждения Советского Союза – нацисты организовали концентрационный лагерь. 1300 душевнобольных были уничтожены, ценности больницы разграблены, здания и сооружения сожжены, часть оборудования вывезена в Германию. Общая стоимость больничного хозяйства составляла 17 млн. рублей.

Непосредственное участие в этом преступлении принимали днепропетровский комиссар Герц и представитель гестапо обер-лейтенант Зис.

Из рассказа бывшего хранителя музея, участника Великой Отечественной войны полковника В.А. Сударкина:

«Когда в 1951г. я приехал работать в игренскую больницу, здесь не осталось ни одного здания, за исключением домика, превращенного из барака в музей. А во время оккупации в больнице находились около 3000 человек. Там немцы сразу же устроили лагерь для военнопленных, сведя всех в одно женское и мужское отделение. Уйти удалось единицам. Над больными издевались: вводили людям внутривенно наркотические вещества, нашатырный спирт, стрихнин и скипидар. Среди медперсонала нашлась медсестра Дудник, которая согласилась служить фашистам и делала эти уколы.

Оставшихся в живых держали в голоде и холоде.

За больницей находились гаражи и морг с подвалом для трупов. Место, где расстреливали больных, окружала колючая проволока. Узников заставляли работать в селе Старая Игрень, а после работы носить на расстояние 7 километров большие камни, из которых строили забор вокруг лагеря. Лагерь был заполнен, в основном, коммунистами, комсомольцами и партизанами. Но в начале 1943 года их всех куда-то увезли».

Из рассказа Владимира Сергеевича Осташко, 13-летнего узника игренского концлагеря №956, впоследствии узника Дахау и Маутхаузена:

«Лагерь охраняли эсэсовцы. На вышках – пулеметы, автоматы и мощные фонари. Мы работали в каменном карьере за несколько километров от лагеря. Возвращаясь вечером с работы, тащили на спинах козлы с тяжелыми булыжниками. В лагере их дробили на щебенку, которой посыпали дорожки. Эта процедура называлась «благоустройством лагеря». Иногда нас посылали на прополку кукурузы. Работу тщательно проверяли эсэсовцы, отбирая все лучшее себе, а из оставшихся продуктов варили ужасное пойло для заключенных, которые спали в холодных бараках, на дощатых двухъярусных нарах, плотно прижавшись друг к другу.

Во время переклички каждый должен был подняться и по-немецки назвать свой номер. Многие от усталости и голода забывали их. Тогда надзиратели заставляли людей покинуть барак, а потом несчастные босиком, в лютый мороз бегали вокруг барака, ложась и вставая по команде. Подобное истязание фашисты устраивали часто, по несколько раз за ночь. Тех, кто пытался бежать, ловили и вешали прямо во дворе, на шею цепляли бирку с надписью: «Вот, что ждет каждого из вас, если вздумаете бежать». Заключенных по два часа держали на этой экзекуции, дабы закрепить в памяти оставшихся в живых это жуткое зрелище.

Игренский концлагерь был лагерем-накопителем для концлагеря Дора, находившегося в Германии. От старших товарищей мы слышали, что в лагере было два раввина. Фашисты обещали даровать им жизнь, если те согласятся на них работать. Но раввины отказались и были уничтожены. На моей памяти, тысячи узников были раздеты догола в 30-градусный мороз и расстреляны в этом концлагере».

Из показаний свидетельницы Софьи Надель:

«В октябре 1941г. из нашего отделения взяли 40 женщин и отвели в неотапливаемое помещение. Там раздели донага и умертвили, введя в вены яд. Даже самые бессознательные поняли, что их убивают. В палате раздались стоны, крики, мольбы о пощаде. Это злодейское убийство представляло ужасную картину. Все 40 женщин умерли и застыли в различных позах, показывающих их страдания. Летом 1943 года на территории больницы фашисты расстреляли последних оставшихся в живых 80 больных. Гестаповцы убивали и мучали людей с согласия директора больницы В.В.Гончарова. Он был не единственным из больничного персонала, продавшийся гитлеровцам. Вместе с ним фашистскими прхвостнями стали еще два «руководящих» служаки: врач, заведующая медицинской частью больницы Е.Д. Максютя (1908г.р.) и зав. хирургическим отделением больницы, бывший тогда кандидатом в члены ВКПБ М.С. Зайцев (1915г.р.).

По словам оставшихся в живых свидетелей, в начале октября 1941г. в игренскую больницу прибыло 4 офицера гестапо. По их приказу, Гончарову созвал врачей на совещание и распорядился умертвить всех больных, находившихся на излечении. С середины октября 1941 года начальники отделений и подчиненный им медперсонал методически уничтожали больных, вводя под кожу смертельные дозы наркотических веществ. Трупы отравленных закапывали в ямы по 20-25 человек в каждую. Всего – 15 братских могил на глубине 70-80 см. В 200 метрах восточнее больницы, в районе нового кладбища было обнаружено еще 750-800 трупов.

Так «помогали» вершителям людских судеб врачи, представители самой гуманной профессии. Среди них были те, кто и после войны продолжали «служить медицине» в Игренской психлечебнице.

Среди персонала больницы были и евреи: первый заведующий кафедры психиатрии профессор Д.Б. Франк, возглавлявший кафедру с 1921 по 1937 годы; зав. аптекой Шимон Вольфович с семьей и начальник отдела кадров Островский. Их расстрелял полицай по фамилии Берг (из местных немцев – колонистов)».

Д.Б. Франк – знаменитый в Советском Союзе психиатр, выдающаяся личность. Он был председателем Екатеринославского общества, проводил большую научную, педагогическую и общественную работу. С 1937 и до войны работал научным консультантом системе диспансеров в психбольнице Игрени. Из одиннадцати сохранившихся его работ наибольший интерес представляют те, что посвящены изучению психопатологии при дистрофии и инфекциях: «Голод и психика» (1922г.), «Рецидивирующие душевные расстройства после острых инфекционных заболеваний» (1927г.), монография «Людоедство». Профессор  занимался лечением прогрессирующего паралича, патологической анатомией психозов, изучал вопросы вменяемости в состоянии опьянения. В игренской больнице при его участии были организованы специальные детские отделения, школа для детей психневротиков, педиатрические психоневрологические кабинеты. В двух крупных городах области действовало два психоизолятора. Под руководством профессора Д.Б. Франка в лечебных учреждениях Днепропетровской области внедрили революционную по тем временам методику: от господствовавшего тогда принципа призрения и изоляции душевнобольных перешли к применению активных методов лечения.

Судьба пациентов психиатрической больницы на Игрени не уникальна. Такая же участь постигла в октябре 1941 года больницу Васильковской колонии, здания которой фашисты использовали под казармы.

20 июля, 21 августа и 15 сентября 1943 года более 4000 человек, заполнивших 3 эшелона, отправились из Игрени в Бухенвальд.

От Игрени остались груды развалин и тысячи жертв.

Редакция благодарит С.Б.Басса за предоставленный материал.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *