Оксана Калиберда: «Я желаю всем читателям исполнения и реализации своей Великой мечты. Иначе жизнь пуста».

Днепропетровская область щедра талантами. По всему миру сегодня трудятся, созидают, творят сотни наших земляков, соплеменников. Многих из них мы знаем лично. Их истории – путь дерзаний, испытаний и сомнений, который закончился самой главной победой для человека: победой над собой. Моя собеседница – Оксана Калиберда, певица знаменитой на весь мир Тель-Авивской оперы. Дочь талантливых музыкантов из Днепродзержинска Зинаиды Калиберды – удивительной красавицы, певицы, обладающей роскошным меццо-сопрано, и Виктора Семеновича Калиберды – педагога Днепродзержинского музыкального училища, воспитавшего целое поколение исполнителей. Оксана пошла по пути родителей, в 1991 году закончила Донецкую консерваторию им. Прокофьева, а 17 лет назад репатриировала в Израиль.

 - Оксана, расскажите о себе, своем пути репатриации. Как Вы ее восприняли, как остались в профессии?

- Репатриация была совсем нелегкая. Особенно в начале. Я занималась черным трудом: мыла полы и все в этом духе. Пока не выучила язык, не навела мосты, не познакомилась с людьми, которые занимаются искусством.

Первый мой концерт состоялся уже через 2 месяца пребывания в Израиле. В кибуце под Натанией новые репатрианты отмечали праздник Победы – 9 Мая. Кстати, там очень большой зал, на 2000 мест. Я спела в этом концерте и меня заметили. Стали приглашать  на различные мероприятия для участия в концерте.

Однажды я получила судьбоносное приглашение. Тель-Авивскому хору для гастролей в Англию и Ирландию  нужна была солистка – меццо-сопрано. Меня кто-то порекомендовал, мол, есть молодая репатриантка,  27 лет, приехала в Израиль недавно, никто ее не знает, но есть голос и образование. А петь надо было серьезное произведение, «Стабас Матер» Дворжака. Я не знала этого материала, но выучила быстро. Очень понравилась руководителю и поехала на гастроли в Англию. Это и было начало карьеры.

- Наверное, многие скажут, что это стремительный взлет. Вы приехали потому, что этого требовало здоровье отца, а получилось так, что уже через полгода Вы были в профессии. Помогло консерваторское образование?

- Помогло, прежде всего, образование. Голос  для певицы – это нечто само собой разумеющееся, это не обсуждается. А вот консерваторское образование, полученное в Украине, дорогого стоит. Это и мастерство, и школа, и умение быстро выучить материал. Вся проблема людей, репатриировавших из стран СНГ в том, что мы – немые, не знаем языков, и это – единственный пробел в нашем образовании. Во всем мире оперу поют только на языке оригинала. Мне пришлось  срочно все переучивать. Это трудно.  Итальянский, французский, немецкий – все это было не для меня. Повезло, что первые гастроли требовали только  латынь. Я по образованию  хормейстер и многие слова были мне знакомы. А затем – каторжный труд, чтобы быть в обойме. Для получения аудиции в Опере мне надо было спеть три арии на родных языках.

- Оксана, как прошел момент подтверждения специальности, на котором ломались многие репатрианты?

- Нелегко. Болезненно и даже жестоко. Но у меня не было вариантов – если я не буду заниматься музыкой, я не буду заниматься ничем.

- Отразилось это на личной жизни?

- Очень отразилось. Когда ты начинаешь заниматься профессией, тем более в такой обстановке – это марафон. Тут уж не до личной жизни. Надо каждый раз доказывать и доказывать свою профессиональную состоятельность, потому что ты – репатриантка, русская…  Это здесь мы – евреи, а там мы русские!  Во многом мой успех стал возможен благодаря моему папе. Он мастер вокала с большой буквы: ученик знаменитого Александра Николаевича Коробейченко, учился вместе с Анатолием Соловьяненко, Игорем Морозовым, Юрием Гуляевым. Он учил меня петь, я имела «учителя на дому». Помню, как я приходила в слезах и жаловалась папе: «Я не могу! У меня не получается!» – он выслушивал и тут же начинал урок.  Моей дочери было чуть больше месяца, а мне необходимо было срочно восстанавливаться, а это очень непросто после родов: я не чувствовала ни связок, ни касания….  Зина лежала в коляске. А он со мной становился и по ноте(!) выстраивал голос. Она орала в коляске, а я орала упражнения.

- Оксана, Вы назвали дочь в честь матери – Зина. Было ощущение, что в ней возродилось то, что Вы утратили?

- Конечно!   Я потеряла маму в 15 лет,  и это очень повлияло на мою жизнь. Я думаю, что избежала бы многих ошибок, которые совершила, будь она со мной.  Мама была не просто талантливая певица и красавица. Она была очень мудрой женщиной.  Мне ее очень не хватало. И когда родилась дочь, я, не задумываясь, назвала ее Зиной. Хотя мне говорили, что не стоит в Израиле называть ребенка нееврейским именем, не поймут. Но нам повезло! Ведь в Израиле много выходцев из Восточных стран. Оказывается,  Зина – это красавица! Мы попали в точку.

- Оксана, сегодня Вы работаете в знаменитой на весь мир Тель-Авивской опере. Есть у Вас чувство гордости, ощущение, что Вы взяли какую-то вершину?

- Безусловно! Я шла к этому несколько лет. Это единственный театр в стране и путь в него может быть длинною в жизнь. Масса певцов просто не взяли этот барьер: очень серьезные аудиции, очень строгий отбор. Голосами сейчас никого не удивишь, их много, молодежь потрясающая. Но ценят технику, мастерство.  Когда я спела аудицию  и услышала слова «Вы приняты!»… Это не чувство гордости, это момент безмерного, неземного  счастья!

- С какими певцами Вы выходите на сцену Тель-Авивской оперы?

- Это звездный состав. В Израильскую оперу приглашают звезд мирового уровня. Это  блистательный итальянский тенор Пьеро Джулиачи, грузинский бас Паата Бурчуладзе, сопрано из России Марина Поплавская и другие. Это люди, которые сейчас находятся на пьедестале мирового оперного искусства. Я знакома с ними лично и многому от них научилась.  Потому что надо учиться у них, впитывать то, что они делают!  Я хорошо понимаю, что не попади я в Израиль, в Тель-Авивскую оперу, то даже не помышляла бы о таких возможностях.

- Сегодня Вы в Днепропетровске, в кругу друзей. Какие чувства Вы испытываете?

- Самые светлые. Это мой родной город, красивый, любимый…

- Он сильно изменился за 17 лет?

- В чем-то изменился, веяния Запада не прошло мимо. Но дух города как был, так и остался. Говорят, изменились люди, стали более мрачными – ничего подобного!  Люди такие же отзывчивые, не обозленные. И это не смотря на то, что жизнь здесь очень непростая. Днепропетровск имеет свой неповторимый шарм. Я побывала с гастролями во многих странах мира и однозначно могу сказать, что той теплоты, которая есть в русских, украинских городах, нет нигде! В Европе, на Западе люди более холодные, более прагматичные.  Мне вспоминаются гастроли в одном курортном, богатом, невероятно красивом городе. Театр – сказочный!  В нем выступали Анна  Нетребко, Дмитрий Хворостовский, зарубежные знаменитости. А публика – очень холодная. Для нее невероятно тяжело работать! Надо иметь стальные нервы. В такой обстановке работаешь уже не «на людях», а на опыте. А здесь – открытый контакт. Мы с дочерью отдыхали в Орловщине, в санатории.  Кто-то сказал администрации, что дочь Зинаиды и Виктора Калиберды здесь (все-таки, моих родителей хорошо знали в культурных кругах Днепропетровщины). Меня попросили выступить, и я охотно дала небольшой концерт. Люди стоя! Стоя аплодировали, не отпускали! А ведь я пела не только самые популярные мелодии, были и сложные оперные партии.   Это такая теплота! На следующий день я просто не могла пройти по санаторию.

- Оксана. Как и когда в Вашу жизнь вошло еврейство?

- В 90-е. До этого я даже не задумывалась о своем национальном происхождении. И вдруг мои родные засобирались в Израиль!  Я не могла понять, куда и зачем они едут? Что им там надо? Но они оказались более проницательными: развалился Союз, начался хаос, раздел имущества. А когда заболел папа, вопрос был решен и для меня: ехать. Но даже приехав в Израиль, я себя не чувствовала еврейкой.  Я вообще очень далека от националистических идей, у нас интернациональная семья, поэтому акцент на этом не делался. По убеждениям я – космополит, гражданин мира. Израиль показал мне одну вещь:  там живут евреи со всего мира. Каждый несет свою культуру:  европейцы, эфиопы, марокканцы, иракцы. Но все они – евреи!

- Для Вас Израиль стал…

- …Квинтэссенцией людей МИРА!  Подумать только: с разных уголков Земли приехали люди со своей культурой, привычками, укладом и превратили пустыню в цветущий сад, в одну из самых передовых стран! Если каждый из нас будет гражданином этого мира, то можно сделать цветущий сад на всей планете, это возможно.

- Что бы Вы пожелали читателям «Шалом, хаверим!»?

- Смелости и способности мечтать. Я не сионистка и считаю, что о репатриации нужно очень хорошо подумать, это тяжелое испытание. Прежде всего, о том, зачем я туда еду? Но если вы чувствуете в себе силы, если ваши амбиции не реализуются там, где вы живете  – надо дерзать. Даже в такой профессии, как у меня:  я не программист, не компьютерщик, не имею отношения к военной промышленности, а Израиль – это страна, находящаяся в постоянном состоянии войны! И, тем не менее, именно благодаря репатриантам из СНГ в Израиле открыта Опера,  70 процентов сотрудников Оперы Тель-Авива – русские!  Поэтому, по собственному опыту я от души желаю вам всегда оставаться самим собой, верить в свою мечту и стремиться к цели, которую вы поставили. Жизнь теряет смысл, если этого нет. Работать только ради того, чтобы заработать  на кусок хлеба – это страшное дело, я была в этой шкуре. Но у меня была цель, и я точно знаю: все в наших руках!  Я желаю всем читателям исполнения и реализации своей Великой мечты. Иначе жизнь пуста.

Беседовала Виктория Липина

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *