САМУРАЙ СО ЗВЕЗДОЙ ДАВИДА (часть I)

Автор – Александр МАЙСТРОВОИ

Японцы — часть еврейского народа? Абсурд? Фантазия? Шутка? Вовсе нет, считают японские и еврейские исследователи…

ИССЛЕДОВАНИЕ ДЛИННОЙ В ДВА С ПОЛОВИНОЙ ВЕКА

Итак, сперва факты. Они общеизвестны: в 722 году до н.э. Салманасар V, царь Ассирии, захватил Северное царство и разорил его, а его преемник Саргон II угнал в плен население, расселив его на востоке своей империи. С этого момента начинается одна из главных загадок истории — судьба десяти потерянных колен Израилевых.

Далее следуют бесчисленные вопросы. Где они, покоренные ассирийцами израильские племена? Растворились ли они в хаотическом водовороте, поглотившем десятки древних народов? Ушли ли, покинув развалины Ниневии, на поиски своего дома, до которого так и не добрались? Воплотились ли в других народах, переняв их культуру, религию и даже внешность?

Версиям, возникшим за две с половиной тысячи лет, нет числа. Как не счесть и исследователей всех мастей, бравшихся за эту тему. Та, что приводится здесь, одна из них. И едва ли не самая фантастическая. Ибо суть ее в том, что прямые потомки Потерянных колен Израилевых… — нынешние японцы.Согласно этой гипотезе, потерянные колена, кочуя с Запада на Восток, прошли по Шелковому пути, пересекли Поднебесную империю, вышли к Корейскому полуострову, и оттуда перебрались в Японию.

Верить или не верить, скептически ухмыляться или поражаться — ваш выбор. Я привожу доказательства как японцев (Авраам ИкуроТесимо, Авраам Котсуджи, Аримасу Кубо), так и евреев — известных всему миру «собирателей» потерянных колен раввина Элиягу Авихайль, у которого мне довелось брать интервью в его доме в Иерусалиме, и раввина Марвин Токайро из Токио, с которым мы встречались в том же Иерусалиме во время его кратковременного визита в Израиль.

А теперь можно начать наше путешествие через историю и пространство…

ЯПОНЦЫ ПОД БЕЛО-ГОЛУБЫМ ФЛАГОМ

Наибольший вклад в обоснование гипотезы о принадлежности японцев к Потерянным коленам внес лидер сионистского христианского движения «Макуа» в Японии Авраам Икуро Тесимо.

В 1948 году японский христианин, бизнесмен из Комамута, профессор Авраам Икуро Тесимо отправился на гору Асо. В течение двух недель он находился в уединении, и ему открылось Божественное явление, во время которого Всевышний призвал Тесимо создать движение, поддерживающее евреев и их государство. В мае того же года профессор воплотил своё видение, создав движение «Макуа».

«Макуа» возникла и сформировалась по образу и подобию христианских фундаменталистских течений в Америке и Западной Европе. Как и эти движения, она обращается к Ветхому Завету и черпает в нем силы. А поскольку Ветхий Завет — это рассказ о Завете между Богом и евреями, то и свою любовь к Творцу движение воплотило в служение… евреям. И, возвращаясь к обету Авраама, члены движения назвали себя «Оэль моэд» («Шатер завета») — место встречи между Богом и человеком; место, где Авраам впервые услышал глас Божий. В переводе на японский «Оэль моэд» — «Макуа».

«Нас часто спрашивают, почему мы преданы государству Израиль, — писал Авраам Икуро Тесимо, основатель движения «Макуа». — Они не понимают, что наша любовь к Государству Израиль проистекает из нашей страстной любви к Библии. Нас называют иногда иудео-христианами. Но ведь в действительности иудаизм и христианство — не две различные религии; это две ветви, растущие из одного ствола — религии Библии».

Свое преклонение перед евреями Тесимо объяснял не только верой, но голосом крови. Он утверждал, что японцы и есть часть Потерянных десяти колен Израилевых. «Уже обнаружено, что по своему генетическому строению японцы ближе всего к обитателям Эрец-Исраэль. Возможно, именно из-за кровного родства мы чувствуем такую любовь и притяжение к народу Израиля».

Бизнесмен, комментатор Библии и плодовитый писатель, Тесимо всю жизнь проявлял непостижимое тяготение к иудаизму и удивительно глубокое понимание еврейской традиции и истории. По словам своих учеников, он источал удивительную энергию и был наделен аурой, привлекавшей к нему людей.

Ядро движения составляла поначалу пара десятков человек. Сегодня не только в Японии, но и в других дальневосточных государствах, а также в США, Мексике, Бразилии насчитываются десятки тысяч последователей Авраама Тесимо. В пятидесятых годах первые японские «халуцим» устремились в Израиль.

Сам Тесимо, впервые приехавший в Израиль за десять лет до Шестидневной войны, поселился в кибуце Нир-Давид около горы Гильбоа. Спустя несколько лет он создал так называемый «отряд Хефциба», ставший своего рода «японским Сохнутом» по отправке молодых японцев в Израиль, и кибуц с одноименным названием».

Когда началась Шестидневная война, Тесимо создал Чрезвычайный комитет японской помощи Израилю. «Насер уйдет, пораженный смертельным ударом с небес», — заявил глава «Макуа». Спустя несколько дней к нему пришел потрясенный посол Израиля в Японии. «Он сказал, что мои слова оказались пророческими», — вспоминал Тесимо в своей книге.

Осенью 1973 года Тесимо и его сподвижники прошли с бело-голубыми флагами из конца в конец Токио и организовали демонстрацию напротив здания ООН, генеральным секретарем которой, был тогда двуличный и малодушный У Тан.

Члены «Макуа» не ограничились дипломатией, призывами и пропагандой. В 1967 году газета «Джерузалем пост» опубликовала фотографию перебинтованного Шломо Оно — в качестве добровольца он отправился на иерусалимский фронт и был ранен, когда спасал из-под обломков рухнувшего дома жителя Северного Тальпиота. Оно стал одним из многих членов «Макуа», которые готовы были принести себя в жертву во имя спасения Израиля.

…Каждый год весной, в один и тот же день, в Иерусалиме можно увидеть странное зрелище: тысячи людей в традиционных японских одеяниях или вполне светских костюмах проходят по центру города с израильскими флагами. Символика на плакатах сюрреалистична: иероглифы вплетаются в узор меноры, золото древнееврейских букв озаряется сиянием красного восходящего солнца на белом полотнище.

Центр «Макуа» в Иерусалиме расположен в районе Гива Царфатит и больше похож на частную виллу, принадлежащую человеку из обеспеченного среднего сословия. Внутреннее убранство необычайно просто и строго. Доведенная до крайности первоначальная суровость ранних христианских общин. На стенах — портреты Авраама Тесимо. О «японском происхождении» дома напоминают только замысловатые восточные узоры на картинах и резные, под цвет бамбука, перегородки. Здание это может служить не только офисом, но и молитвенным домом, хотя здесь нет ни христианской, ни иудаистской символики. «Макуа» безразличны внешние религиозные атрибуты. Для обращения к Творцу не нужно ни амвонов, ни молельных залов, ни икон, ни тем более роскоши. Главное — внутренний смысл и духовная наполненность.

Трудно представить себе, как здесь можно молиться. Еще труднее называть еврейскими именами находящихся здесь людей и разговаривать с ними на иврите.

В интервью, данным мне несколько лет назад, выдержки из которого приводятся ниже, председатель «Макуа» в середине 1990-х годов Ханох Фуджи — немногословный, приветливый, сохраняющий дистанцию, тщательно подбирающий слова, — рассказывает о своем движении. Иврит стал вторым его родным языком. Он постоянно ссылается на Авраама Тесимо, как бы подчеркивая, что находится в тени его авторитета.

- Вы верите в гипотезу о том, что японцы — потомки одного из десяти «потерянных колен Израилевых», дошедшего до Японии и оставшегося там?

- Профессор Тесимо исследовал этот вопрос и обнаружил много свидетельств того, что версия, о которой вы говорите, подкреплена научными данными. Но главное, что связывает нас с этой землей, — сознание, что здесь зародилось христианство. Его создали евреи, они написали святые книги, подарили миру божественное откровение. За две тысячи лет христианская церковь ушла от своих корней. Отвернулась от тех, кому обязана своим существованием, — от евреев. Можно ли быть христианами, не принимая ТАНАХ, пророчества, не благословляя народ, заключивший союз с Богом? Мы считаем, что нет, и потому приезжаем сюда, чтобы почувствовать атмосферу этой земли, чтобы здесь, в Израиле, выучить иврит, изучить Библию, чтобы вместе с евреями приблизить исполнение обещаний Господа.

- Каким вы видите современный Израиль?

- Для нас современный Израиль — продолжение еврейской истории. Он — исполнение божественного обета собрать всех евреев из изгнания и привести их сюда, на землю отцов.

- Сколько японцев — членов движения «Макуа» живут здесь?

- Пятьдесят-шестьдесят. В основном студенты.

- Мне пришлось наблюдать демонстрацию «Макуа» в Иерусалиме. Там было несколько тысяч человек.

- Почти все они приехали из Японии, США, чтобы принять участие в праздновании трехтысячелетия Иерусалима. Вообще мало таких, кто живет здесь постоянно. Люди сменяют друг друга. Завершают учебу, возвращаются домой. Те же, что остаются здесь навсегда, как бы выполняют роль гидов для новоприбывших. Японцы почти ничего не знают об Израиле. Всю информацию об этой стране они черпают из сводок новостей. Им кажется, что здесь идет непрерывная война, что израильтяне постоянно третируют арабов. Мы же стараемся давать им истинную, а не превратную информацию, подлинное представление об истории этой страны, о ее связи с прошлым.

 МАГЕНДАВИД НА КИМОНО

А теперь — к собственно версии Авраама Тесимо. Тесимо доказывает: японцы — потомки потерянных десяти колен Израиля, к которым он относит племя хада или хата (Тесимо расшифровывает это название, как Иегуда).

Согласно японской исторической традиции, хада перебрались на острова с материка в 3-4 веке н.э. по приглашению японского императора (то, что хада пришли из глубин Азии по Великому Шелковому пути, подтверждается многочисленными исследованиями) и вскоре превратилось в ведущую силу на Японских островах, дав новую ветвь императорской династии.

Это племя располагало 11 тысячами вооруженных воинов и превосходило жившие в Японии племена не только в военном искусстве, но и в уровне цивилизованности. В частности, указывает Тесимо, хада принесли с собой на Японские острова секрет производства шелка.

Тесимо сравнивает древнееврейский фольклор и культуру с пассажами японских мифологических текстов «Койики» и «Нихонги» (большая часть которых принадлежит племени хада) и обнаруживет многочисленные общие черты между ними.

В частности, он подчеркивает сходство в эмблемах древнееврейского колена Звулуна и племени хада — лодка или парусная шлюпка. Пишет, что морская стена возле Факуока в Японии имеет каменную кладку, практически идентичную той, что использовали древние евреи.

Он обращает также внимание на весьма своеобразный гребень Кагоме на куполе одного из храмов Шинто (религиозная святыня Японии), выполненный в виде шестиконечной звезды.

Тесимо утверждает, что племя хада перестало существовать как обособленная группа в ходе бесконечных межплеменных войн, оно ассимилировалось среди множества остальных народностей островов. Тем не менее вклад хада, по его утверждению, в значительной степени определил характер японского народа и его культуру.

По словам Тесимо, еще до Второй мировой войны в Японии была традиция, согласно которой новорожденному ребенку дарили кимоно: белый — мальчику и красный — девочке. На внутренней стороне кимоно вышивалась шестиконечная звезда — еврейский «магендавид». После войны, когда традиции уступили место современной европейской одежде, этот обычай дарить кимоно прекратил существование, но, пишет Тесимо, пожилые люди хорошо помнят о кимоно с вышитой на нем шестиконечной звездой. Более того, традиционно, продолжает Тесимо, на звезде вышивалось 12 стежков. Тесимо увязывает это с 12 коленами Израиля.

Он пишет и о других сходствах в ритуалах между двумя народами, в частности, подчеркивает, что могилы хада очень похожи по своей конструкции на еврейские захоронения.

Он находит и этимологическое сходство в названиях двух народов. Так, старая часть Киото — Хейан, что означает на японском «мир». «Город Хейан» по-японски — «Хейан-кио» («Город мира»). Это совпадает с еврейской расшифровкой Иерусалима — «Город мира».

СПАСИТЕЛЬ ЕВРЕЕВ — ПРОФЕССОР АВРААМ КОТСУЖИ

Один из ведущих исследователей данного вопроса — профессор Авраам (Сетсу-со) Котсуджи. Котсуджи родился в Киото и происходил из древнего аристократического рода священнослужителей, который восходит к племени хада. Закончив Монмоутский колледж в Нью-Джерси , он начал изучать семитские языки, в том числе — ивритские манускрипты, и стал ведущим специалистом в этой области в своей стране. В конце 1930-х годов он публикует ряд статьей, доказывающих, что часть японских племен происходит от перебравшихся на острова потерянных колен израилевых.

В 1939 году Котсуджи был приглашен в качестве советника по еврейским делам ведущей железнодорожной компании Японии, прокладывавшей дорогу в покоренной Маньчжурии (в то время в тех местах проживало много евреев, и среди них было немало инженеров). Изучение иврита и древнееврейской истории вызвало у Котсуджи глубокие симпатии и интерес к еврейству. Вернувшись на родину из Маньчжурии, он начал активно помогать евреям, бежавшим из оккупированной нацистами Европы, используя свое влияние, чтобы добиться для них разрешения на въезд и продления виз (визы предоставлялись японскими властями на несколько месяцев, после чего беженцев депортировали из страны, что фактически обрекало их на верную гибель). Используя собственные сбережения, Котсуджи подкупал имперских чиновников и добивался таким образом продления виз на месяцы и даже годы, спасая тем самым жизни сотням людей. Одновременно он выступал в защиту евреев, противопоставляя себя правящему режиму, который, как известно, был союзником нацистской Германии и перенимал антисемитскую пропаганду. В книге «Истинный характер еврейского народа» он разоблачал нацистскую пропаганду и доказывал, что евреи — избранный Б-гом народ. «Высшее Проведение пригнало к нашим берегам гонимых беженцев, и мы обязаны дать им убежище, дабы они нашли здесь мир и безопасность. Это — наша миссия. Мы не можем предать ее», — провозглашал он с университетской трибуны.

За свои выступления он был объявлен предателем, чья цель — передать страну под вражеский контроль, и брошен в тюрьму, где подвергся пыткам. Спас Котсуджи один из высокопоставленных офицеров, хорошо знавший его и по воле случая посетивший тюрьму, где он содержался. Для Котсуджи это спасение стало проявлением божественного вмешательства и он еще более укрепился в правоте своих взглядов.

В 1959 году 60-летний Сетсусо Котсуджи приехал в Иерусалим и принял иудаизм, взяв себе имя Авраам. Он умер в 1973 году, выразив в посмертном завещании желание быть похороненным на Святой земле. Котсуджи утверждал в своих исследованиях, что племя хада — древние евреи, угнанные в плен ассирийцами, и по Шелковому пути пришедшие в Китай, а оттуда — в Японию.

ИССЛЕДОВАНИЕ АРИМАСУ КУБО

Еще одно детальное исследование, доказывающее происхождение японцев от потерянных колен, принадлежит Аримасу Кубо. Он родился в префектуре Хоуго, закончил Колледж по изучению Библии и является ведущим автором христианского религиозного журнала, в том числе исследования «Исраэлиты приходят в древнюю Японию». Его книги, написанные на японском, переведены на английский и корейский языки. Его статьи по этому вопросу публикуются в разных изданиях Японии уже более десяти лет.

«Японский христианин, живущий в Японии, я изучал библейские тексты, и обнаружил необычайное сходство между японскими традиционными ритуалами и церемониями, которые практиковались в древнем Израиле, — пишет Кубо в предисловии к своей книге. — Я полагаю, что многие обряды, существующие у японцев, были переняты ими у древних евреев, которые могли добраться до Японских островов».

В ответе на мое письмо, Кубо рассказал, что поначалу эта тема не привлекала его внимание, и, более того, он весьма скептически относился к данной версии. «Япония расположена слишком далеко от Израиля. Японцы крайне не похожи на евреев. Как я мог утверждать, что исраэлиты могли быть частью прародителей нынешних японцев? — вопрошает он. — Но позднее я познакомился с книгой еврейского исследователя Джозефа Эйдельберга «Японцы и десять потерянных колен Израиля». В книге утверждалось, что исраэлиты пришли в древнюю Японию. Это исследование открыло мне глаза.

Далее я прочел книгу «Евреи и японцы: тайная история», написанную по-японски раввином Марвином Токайером в Токио, который живет здесь уже много лет. Это еще больше убедило меня в данной версии. Я был поражен тем, что много вещей в Японии выглядят так, словно берут начало от древних израильтян. Позднее я узнал, что Япония упоминается в Еврейской энциклопедии, изданной в 1901 году, как возможная земля, где нашли пристанище потерянные колена».

Аримасу Кубо находит удивительные подтверждения своей гипотеы. Например, указывает он, традиционный японский фестиваль «Онтошаи», который на протяжении столетий (или тысячелетий) отмечался в национальной религиозной святыне, знаменитом Храме Шинто Сува-Таиша в округе Нагано на Японских островах 15 апреля, по сути дела, является иллюстрацией библейской истории о жертвоприношении Ицхака (Исаака) Авраамом. Гора, возле которой проходят празднества, называется… Мориа-сан. Как известно, гора, где Авраам собирался принести в жертву Исаака, и где позднее был воздвигнут Храм, также называлась Мория.

Во время японского фестиваля возле Мориа-сан на бамбуковый ковер клали мальчика, привязанного веревкой к деревянном столбу, после чего к нему подходил священник с ножом. Он срезал часть столба, заносил нож над мальчиком, однако в этот момент к нему приближался другой священник, и мальчика освобождали. Это почти в точности воспроизводит знаменитую историю об Исааке, который должен был быть принесен в жертву Авраамом, но был спасен в последнюю минуту появившимся с Небес Ангелом.

Более того: на фестивале «Онтошаи» приносились жертвоприношения — 75 оленей, и среди них олень с расщепленным рогом. Как известно, согласно библейскому преданию, олень, принесенный в жертву вместо Исаака, также имел расщепленный рог, и потому запутался в ветвях деревьев.

Ни в Японии, ни в других дальневосточных странах никогда не существовало обычая жертвоприношений. «Во время посещения Израиля мой друг наблюдал праздник жертвоприношения у самаритян на горе Гризим. Он спросил у самаритянского священника, сколько овец должно быть принесено в жертву. По словам последнего, число жертвенных животных должно составлять 75. Мы обнаруживаем совпадение между количеством жертвоприношений в Храме Шинто и в древнееврейской традиции». Почему приносят в жертву не овец, а оленей? Только потому, что в Японии не разводили овец, отвечает Кубо.

Жертвоприношение 75 оленей был отменено, пишет Кубо, около ста лет назад. Сегодня вместо реальных животных используются их манекены. Отменен и спектакль с приношением в жертву и освобождением ребенка. Остался только ритуал срезания верхней части столба, который так и называется: «онийе-басира», или же «столб пожертвования». Кубо подчеркивает, что ни в одной стране не существует подобных обрядов, почти в точности воспроизводящих историю Авраама и Ицхака.

(продолжение слдует)

Источник

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *