САМУРАЙ СО ЗВЕЗДОЙ ДАВИДА (часть II)

Автор – Александр МАЙСТРОВОИ

(часть I)

ЯПОНСКИЕ ФИЛАКТЕРИИ, ШОФАР ИЗ РАКОВИНЫ И СУККОТ ПО-ЯПОНСКИ

Японский христианин, изучавший связь между японцами и потерянными коленами, Аримасу Кубо указывает на то, что существует несомненное сходство в древнееврейских и старояпонских обрядах. Японский религиозный священнослужитель ямамбуши традиционно одевает на лоб во время молитвы маленькие черные коробочки («токин»), почти в точности воспроизводящие филактерии, которые надевают религиозные евреи во время молитвы. Обычай этот существует с древнейших времен и возник до прихода буддизма в Японию в седьмом веке новой эры. Ни в одной из стран Дальнего Востока подобного ритуала не существует. Размер «токин» соответствует размеру филактерии, но отличается по форме и цвету — он круглый и выполнен в форме цветка.

Во время религиозной церемонии ямамбуши дует в рог, напоминающий еврейский шофар. Евреи делают шофар из рога барана, а японцы, за неимением овец, — из морской раковины.

Кубо указывает, что, как и иерусалимский Храм, храмы Синто разделены на три секции: первая — доступная для всех молящихся, вторая — сакральная — для священников, и третья — «святая святых», куда разрешается вход исключительно представителям высшего духовенства. Так же было и в иерусалимском Храме.

Он пишет, что в храме Синто есть, как в иудейском Храме, подобие Ковчега Завета — «омикоши». Как и древнееврейский Ковчег, «омикоши» снабжен ручками для переноса, похож на него по форме и украшен фигурками херувимов.

Перед храмами Синто можно увидеть статуи двух львов, которых японцы называют «комаину». Подобные статуи традиционно устанавливались в древнем Израиле и, в частности, о них рассказывается в «Млахим» при описании входа во дворец царя Соломона. Совпадение? Кубо подчеркивает, что в Японии никогда не водились львы, тем не менее статуи эти были установлены сотни лет назад.

Во время празднований в Иерусалимский Храм приносились дары — в частности, фрукты, — а при внесении Ковчега в Храм священнослужители традиционно исполняли танец, подобный тому, который исполнял царь Давид. Подобные обычаи практикуются и во время фестиваля в синтоизме: танцы при внесении в храм Синто омикоши и раздача сладостей традиционно являются частью фестиваля. Кубо отмечает, что священники Синто в праздники, как и жрецы еврейского Храма, одеваются в белые полотняные и подчеркнуто простые одежды. Эта традиция уникальна. Во всех остальных буддистских странах священнослужители облачаются в роскошные цветные одеяния. Кубо ссылается на раввина Марвина Токайера, написавшего: «Полотняные одежды, которые надевают священнослужители в Синто, имеют такую же конфигурацию, как у древних жрецов Израиля». Еще более интересно то, что на одеждах японских священнослужителей есть шнуры длиной 20-30 сантиметров, похожие на те, что носили древние израильтяне и те, что присутствуют на еврейском талите (покрывале для молитвы) сегодня.

Кубо обращает внимание и на другие сходные черты в ритуалах двух народов. Например, размахивание веткой дерева во время празднований: Суккот — у евреев, на церемонии освящения чего-либо — у японцев. У японцев эта традиция называется «хараинуса». Возможно, речь идет о случайном совпадении? Трудно утверждать что-либо категорично. Кубо приводит впечатление японки, присутствовавшей на праздновании евреями Суккот в США. Прежде она была уверена, что «хараинуса» — не более чем «языческий пережиток», но увидев евреев с ветками в руках, не могла сдержать волнения и воскликнула: «Это — то же, что делает японский священник!».

Кубо находит и другие многочисленные сходные черты в ритуалах и традициях двух народов: например, использование соли при различных обрядах, законы ритуальной чистоты. Для подтверждения своих выводов он ссылается на записки исследователей, купцов и путешественников. Например, на заметки шотландского купца Макклойда, который в книге «Воплощение японской истории» пишет, что летний праздник Тион в древней столице Японии Киото очень напоминает ему еврейские праздники.

Кубо, как и Тесимо, указывает на редкостное совпадение структуры крови у евреев и японцев и ссылается на профессора Танемото Фурухата из Токийского университета, подтвердившего этот факт. Кубо обнаруживает немало других совпадений в обычаях и традициях обоих народов. Так, рис («мочи»), приготовленный для японского Нового года без использования квасного, дрожжей и активантов, похож на мацу, употребляемую евреями на праздник Песах. Как и у евреев — мацу, «мочи» предписывается есть семь дней вместе с горькими травами. Как и евреи в Песах, японцы перед Новым годом тщательно убирают свои жилища.

Праздник Обон в честь сбора урожая празднуется в Японии в конце июля — начале августа. По лунному календарю он всегда выпадает на 15-й день восьмого месяца. В древнем Израиле праздник сбора урожая также праздновался на 15-й день восьмого месяца по лунному календарю, и в подтверждение этого Кубо приводит распоряжение одного из царей Израиля Иеровама. В этот праздник японцы традиционно строят шалаши, собираются в них семьями и едят плоды нового урожая.

Он находит также общее между символическим обрядом искупления у древних израильтян и японцев. У древних иудеев существовал, как известно, обряд «козла отпущения» — каждый год главный священнослужитель Храма возлагал на козла символические грехи народа и отпускал его в Иудейскую пустыню. Сходный обычай существует и в Японии. Только роль «козла отпущения» выполняет лодка. После специального ритуала, проводимого императором, который олицетворяет весь японский народ, его полотняные одежды складываются в лодку и она пускается по течению, увозя с собой «грехи» народа.

Также Кубо отмечает и традиционный обычай омовения ног японцами перед входом в дом — так, как это делали древние евреи. Подобного рода традиции не существуют, подчеркивает он, ни у одного из дальневосточных народов.

ЕВРЕЙСКИЕ «ВОЛНЫ», ЗАТОПИВШИЕ ЯПОНИЮ

Заинтригованный поразительными исследованиями Аримасу Кубо, я написал ему письмо с просьбой ответить на мои вопросы, и неожиданно для себя получил быстрый и обстоятельный ответ. Ниже привожу мое виртуальное интервью с Аримасу.

- Есть у вас единомышленники и последователи в Японии?

- Я участвую в работе христианской организации Библейский и Японский Форум и являюсь там преподавателем. Форум — христианская ассоциация, занимающаяся изучением влияния Библии на древних японцев.

- Какова реакция в общественных и академических кругах Японии?

- В научных кругах эта тема не обсуждается. Но в обществе растет число людей, проявляющих интерес к данной теме. Некоторое время назад я принял участие в японской телепрограмме под названием «Тайна Японии: есть ли корни у японского Израиля?». Программа вызвала очень большой интерес.

- Может ли связь с древними евреями сохраниться в коллективной памяти японского народа? (Раввин Авихайль пишет, что некоторые беженцы из нацистской Германии и Восточной Европы во время Второй мировой войны рассказывают, как некоторые японцы встречали их возгласами «Мы — ваши братья, мы — Израиль!»).

- Еще около ста лет назад в Японии были люди, верившие в то, что японцы являются потомками древних израильтян. Люди, приветствовавшие беженцев возгласами «Вы — наши братья», — явно из них. Эти люди, конечно же, не составляют большинство. Нам необходимы более веские доказательства, чтобы убедить японцев в том, что исраэлиты пришли на Японские острова и создали значительное культурное наследие.

- Вы выдвинули версию, что древние исраэлиты перебирались в Японию несколькими волнами, в разные периоды истории. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.

- Да, я полагаю, что прибытие потерянных колен на Японские острова происходило в три этапе. Первая волна сформировала религию Синто. Вторую волну составляло племя Хада, укрепившее и развившее синтоизм. Согласно многим версиям, Хада принадлежало к потерянным коленам Израилевым. Третью волну представляли собой несториане, среди которых были исраэлиты (несториане — одно из ранних движений в христианстве, утверждавшее, что Иисус был человеком, наделенным божественной искрой, но не богочеловеком, как полагает ортодоксальное христианство. — (Прим, автора). В отличие от западного христианства несторианство сохраняло еврейские традиции и культуру. Оно было распространено среди евреев в первые века нашей эры. Несториане говорили на древнееврейском и давали своим детям еврейские имена: Авраам, Иегошуа, Биньямин, Дан, Йосеф и т.д. Они сохраняли еврейские ритуалы, в том числе и храмовые, отмечали еврейские праздники, и, прежде всего, — Песах, делали обрезание детям на восьмой день, не употребляли запрещенную евреями пищу. У них был, как предписано Торой, «город-убежище» для людей, совершивших непредумышленные преступления.

Несторианство получило широкое распространение на Востоке в первые века новой эры. Династия Танг в Китае (VII-Х века н.э.) исповедовала несторианство. Я полагаю, что среди исраэлитов потерянных колен было много таких, которые, не видя противоречия между своим еврейством и представлениями несториан, переняли их. Та к утверждает, например, специалист Токийского университета по литературе и науке Йоширо Саеки. В качестве одного из доказательств он приводит погребальную маску типичного представителя Хада, привезенную этим племенем из Центральной Азии в Японию. На маске выгравирован ангел, подобный тому, который археологи находят на древнееврейских украшениях. Маска имеет отчетливый семитский профиль. Авраам Тесимо также поддерживает данную версию.

- Если эта версия верна, то как христианство несториан сочетается с синтоизмом и почему мы не встречаем упоминаний об Иисусе в японской мифологии?

- Японская мифология упоминает трех богов, которые появились первыми. Они называются Зока Сан-Шин, что переводится как три бога творения. Первый — Аме-но-минака-нуши, который создал Небеса. Это — высшее божество, подобное Богу-отцу. Второй — Таками-мусухи, он, согласно божественной генеалогии, содержащейся в Храме синто Комо-Джинджа в Киото, является его сыном Аме-но-минака-нуши. Он подобен Ииусу. И третий — Каму-мусухи — дух, заложенный в людях. Он подобен Святому Духу.

В Храме Каико-но-Яширо , который клан Хада (Хата) построил в Киото, можно увидеть предмет, похожий на треножник в пруду. Он — символ троичности. Я обнаружил влияние на синтоизм не только со стороны иудаизма, но и христианства.

БУКВЫ НА ИВРИТЕ, «ИЗРАИЛЬ» В ИЕРОГЛИФАХ И ТАЙНАЯ КОМНАТА МИКАДО

Кроме Кубо, Тесимо и Котсуджи, есть немало других исследователей и свидетельств, косвенно подтверждающих версию о принадлежности японцев к потерянным коленам. Указывается, что праздничные шатры, которые разбивают японцы, похожи на еврейские шалаши («сукки»). На традиционных японских рисунках можно найти изображения алтаря с чернобородыми священнослужителями, верблюдов, пастухов со стадами и царя верхом на муле. Все эти образы и животные совершенно не типичны для Японии. Верблюды и ослы, например, никогда не обитали на Японских островах.

По утверждению раввина Элиягу Авихайля, в одном из японских храмов Синто есть три священные книги с текстами, напоминающими древнеперсидские, древнеассирийские и вавилонские тексты.

Историки, занимающиеся изучением ранней японской живописи, указывают на интересные параллели. На картине VII века первый король Японии из племени Хата, Дзимо-Тана, изображен на барже с гребцами с веслами в руках и в окружении своего войска, приближенных и рабов. Исследователи обратили внимание на оружие, которым вооружен король и его знать — оно в точности воспроизводит то, которое носили воины в границах Ассирийской империи. Подобные мечи и кинжалы не встречаются на японских миниатюрах, но в изобилии присутствуют в ассирийских хрониках. Это, с точки зрения историков, несомненное свидетельство того, что войско, пришедшее в Японию, вышло из глубин Азии (хотя, заметим, это вовсе не означает, что оно является одним из потерянных колен).

Профессор Джозеф Эйдельберг в своей книге «Японцы и потерянные колена Израиля» указывает на лингвистическое сходство еврейского и японского языков. Некоторые японские слова, по его мнению, имеют отчетливое сходство с дренееврейскими.

Тот же Эйдельберг пишет, что один из залов в храмах Шинто японские священнослужители называют «Хондан», что переводится как «Зал Книги». Хотя известно, что здесь никогда не было ни одной книги. Это заставляет вспомнить, пишет Эйдельберг, описания «святая святых» Храма, где хранились свитки Торы.

Необычайно любопытный исторический факт: во время Второй мировой войны один из принцев императорский семьи пришел к еврейскому резнику в Харбине (Маньчжурия) и попросил найти еврейскую женщину, которая научила бы его невесту законам семейной чистоты.

Раввин Авихайл, исследовавший версию о принадлежности японцев к потерянным коленам Израиля, подтверждает сходство с древнееврейскими старо-японских ритуалов и традиций, о которых пишут Тесимо, Кубо и Котсуджи: структура храмов Синто, обычаи и одежды священнослужителей, священнодействия с использованием соли и вина, законы ритуальной чистоты, удивительные совпадение в обрядности, лингвистические параллели и т.д. Он также приводит воспоминания беженцев из Литвы во время Второй мировой войны, которых японцы встречали со словами: «Мы — братья, мы — часть Израиля» и заголовки газет того времени: «Народ Бога прибывает в Японию». Авихайль, тщательно исследовавший эту тему, обнаружил статью в газете «Гаарец», написанную в 1930-е годы. В ней рассказывалось о священной комнате во дворце императора — микадо. В ней находились предметы с отчетливо выраженными еврейскими символами: в частности, разбитые Скрижали Завета и миниатюрный Ковчег Завета. В других статьях того времени рассказывалось о зеркале, на задней стороне которого было написано имя еврейского Бога.

Авихайль пишет, что в часе езды от Киото, на маленьком острове Оаги, находится сооружение, похожее на Ковчег Завета, с надписями на иврите. В самом Киото, столице племени Хада, японскими буквами написано слово «Израиль».

Авихайль приводит пророчество Исайи (49): «Вот, одни придут издалека; и вот, одни от севера и моря, а другие из земли Синим». (Син — по-древнееврейски «Китай»).

ТАЙНА, ОСТАЮЩАЯСЯ ТАЙНОЙ

Если раввин Авихайль посвятил жизнь поискам потерянных колен, то раввин Марвин Токайр никогда не ставил перед собой подобной задачи. Напротив, ироничный, немного насмешливый, рассудительный, со светскими манерами, он производит впечатление заядлого скептика. Уроженец Венгрии, он перебрался в Америку и там примкнул к хабадникам. В 1960-х годах Любавический ребе обратился к нему с просьбой поехать в Японию, поскольку в этой стране и на всем Дальнем Востоке не было ни одного раввина. «Почему он выбрал именно меня? — улыбается Токайер, рассказывая о себе в иерусалимском отеле «Мелех Шломо». — Очень просто! Потому что я знал, кроме английского, несколько языков, включая иврит, а еврейскую общину на Дальнем Востоке составляли выходцы из европейских стран».

В послевоенное время в Стране Восходящего Солнца существовала небольшая группа евреев, двести-триста человек. Это были как беженцы из Европы в годы Второй мировой войны, так и выходцы из Маньчжурии. После разгрома нацистов и советского вторжения в Маньчжурию они перебрались из Харбина в Шанхай, а после победы Мао — на Японские острова. Сегодня от этой общины осталась только одна пожилая женщина с русским корнями по имени Ася.

Токайер по-прежнему остается единственным раввином на всем Дальнем Востоке. Он не задумывался о происхождении японцев, пока его не привлекли несколько любопытных моментов. В качество характерного примера он приводит заметки уже упомянутого выше шотландца МакКлойда, написавшего книгу о Японии. «Он был пьяница, но глаз у него был наметанный», — смеется Токайер.

Ради любопытства Токайер начал интересоваться изысканиями собственно японцев. «Современному поколению японцев уже абсолютно безразлично, от кого они происходят и каковы их корни. Все, что их интересует, это — деньги. Но до войны эти вопросы их необычайно притягивали и будоражили. Известно, что современные японцы — потомки переселенцев, пришедших сюда более тысячи лет назад. Но кем были эти переселенцы? Вопрос оставался без ответа. В Японии не существовало хроник, как в средневековой Европе, не было письменной традиции. И тогда начали появляться материалы, свидетельствующие, что японцы по своей обрядности, ритуалам, традиции, культуре ближе к евреям, чем к китайцам или соседним корейцам. И в этих утверждениях много логичного».

Например, подчеркивает Токайер, у японцев, в отличие от других дальневосточных народов, нет статуй бога. Их храмы Синто действительно очень похожи на строение еврейского Храма. Алтарь храмов Синто обращен не на восток, как в местных религиях, а на запад.

Одежда священнослужителей, включая шнурки; похожие на цицит, белые цвет и льняное производство, почти в точности воспроизводит одежду еврейских жрецов и не имеет ничего общего с одеждой ни корейцев, ни китайцев. В древнем храме Синто возле города Нагоя свечи зажигают в подсвечнике, сделанном в форме Магендавида.

В Киото, продолжает он, есть священный источник, на котором написано «Эдо исурай», «Эдо» — означает «источник», «Исурай» по-японски… Израиль. Эта надпись присутствует здесь с древнейших времен. Кто и почему оставил ее? Неизвестно… В том же Киото на фасадах многих домах есть маски с явно семитскими чертами лица.

- Как относятся к этим гипотезам в академическом мире Японии?

- Никак. Есть множество подобных свидетельств и фактов, но они требуют доскональной проработки и подтверждения, этим должны заниматься профессиональные историки, а они не проявляют к данному вопросу никакого интереса. Все исследования на эту тему сделаны христианами — приверженцами Израиля, как Кубо или Тесимо. Но они — не профессионалы.

- Котсуджи был профессиональным историком…

- Да, но он лишь выдвигал предположения… Я знал его лично, он умирал на моих руках.

- Как вы относитесь к рассказам о тайнах комнаты микадо?

- Есть истории с описаниями зеркала микадо и еврейских буквах на нем, но материальных подтверждений тому до сих пор нет.

- А описание Кубо ритуала, похожего на жертвоприношение Авраама на горе Мория?

- То, что такая традиция уходит в века, нет сомнений. Но откуда она — не понятно. Одни исследователи предполагают, что она был перенята японцами у христиан. Но возникла она значительно раньше появления здесь миссионеров. Интересно, что японцы крайне придирчивы в соблюдении ряда деталей, что характерно, скорее, для евреев. Например, олени для жертвоприношений выбирались исключительно с расщепленным рогом, как принято в еврейской традиции,

- Как вы сами относитесь к этой версии? Она выглядит совершенно неправдоподобной…

- Почему? Мы можем предположить, что сравнительно небольшая группа выходцев из Эрец-Исраэль дошла до Дальнего Востока и перебралась в Японию. Имея намного более развитую культуру, она оказала большое воздействие на примитивные племена, жившие здесь, и повлияла на их развитие. В истории такое происходило очень часто.

- Американские или израильские историки пытались заняться этим вопросом?

- Нет. Главная проблема — язык. Японский очень сложен для европейцев. В Израиле есть такие энтузиасты, как Джозеф Эйдельберг, но он опять-таки не историк.

- А археологические раскопки?

- Японские законы категорически запрещают вскрывать могилы, захоронения и надгробные памятники.

- Как сегодняшние японцы относятся к евреям?

- С уважением и некоторой долей настороженности. Еврей для японца — человек необычайно способный, умный, образованный. Наиболее известные евреи в Японии — Фрейд, Маркс, Киссинджер. Им интересны вещи, связанные с евреями. Некоторое время назад я издал книгу на японском «Хохмат Талмуд» («Мудрость Талмуда»). Вначале никто не обращал на нее внимания, а теперь она быстро расходится.

- Одно время в Японии были популярны антисемитские мифы…

- Да, арабы оплачивали выпуск книг типа «Заговор сионских мудрецов». Эти издания распространялись по баснословно низкой цене и были нерентабельны. Сперва они имели успех, но затем интерес к ним прошел и сейчас они непопулярны. Недоверие к евреям связано с недоверием ко всем белым, которое у японцев в крови. Но об антисемитизме здесь не может быть и речи.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *