Что в Израиле?

israel-livanПроисходящее в Израиле беспокоит каждого из нас. Ведь у каждого еврея диаспоры есть родные и близкие в Эрец исраэль. О том, что произошло в начале сентября на Ливано – Израильской границе и не оказался ли Израиль в шаге от полномасштабной войны подробно пишет в своем очерке «По воле случая» для издания «Исрагео» Давид ШАРП.

После того как британское издание “Таймс”, комментируя загадочную атаку мультикоптеров-самоубийц в оплоте “Хизбаллы” южнобейрутском районе Даахия, сообщило, что, в отличие от официальных заявлений шиитской организации, удару подвергся не медиа-центр, а некие важные компоненты для производства высокоточных ракет, данный вопрос сразу оказался на одном из первых мест повестки дня СМИ. И отнюдь не случайно

Немало тому поспособствовала и армейская пресс-служба, снабдившая военных корреспондентов и обозревателей обширными сведениями о ракетостроительной программе Ирана и “Хизбаллы”.

Буквально в начале недели очень высокопоставленный израильский источник, имеющий прямое отношение к вопросам безопасности, беседовал с журналистами на данную тему. Перечисляя стоящие перед Израилем стратегические угрозы, на первое место он поставил иранский ядерный проект, а на второе – возможную реализацию Ираном и “Хизбаллой” проекта по производству высокоточных ракет, а также модернизации обычных в высокоточные. Еще недавно на втором месте находились попытки иранцев закрепиться в первую очередь в Сирии (Ливане и Ираке, а возможно, и других странах), и этой угрозе, по всем сведениям, Израиль активно противостоит последние годы. И вот теперь выход ракетостроительной программы на самое высокое после ядерной угрозы место говорит сам за себя. Причем не только в теоретическом плане.

Чем же особенно опасны высокоточные ракеты? Реактивные снаряды (ракеты) разных калибров состоят на вооружении противостоящих Израилю террористических организаций многие десятилетия. Их характерным признаком является относительно невысокая точность. Даже при оптимальном прицеливании ракета часто ложится в сотнях метров от цели, а ведь чтобы нанести ущерб, иногда недостаточно даже взрыва в нескольких десятках метров от нее. Не зря эти боеприпасы принято называть статистическими, то есть такими, которые в соответствии с теорией вероятности эффективно поражают цели, лишь когда их выпущено достаточно много. Иногда, конечно, случаются и очень удачные попадания, но в целом стрельба ракетами неточна. Как показала статистика Второй ливанской 2006 года, а затем конфликтов вокруг Газы, лишь одна из нескольких запущенных ракет представляет угрозу, а остальные разрываются на открытой местности. Более того, вероятность того, что даже угрожающие ракеты поразят особенно важный конкретный небольшой объект, не велика.

Теперь представим, что у противника появляются ракеты, причем тяжелые и дальнобойные, с точностью до 10-20 метров. С их помощью можно будет не только гарантированно не промахиваться по населенному пункту, но и по конкретно выбранным зданиям. Да что там здания: во время войны особенно важны не они, а объекты стратегического значения, будь то гражданские или военные. Это могут быть, например, ядерный реактор в Димоне, места хранения опасных химических веществ, электростанции и другие важнейшие элементы инфраструктуры. Что касается приоритетных для врага военных целей то и здесь выбор велик: от штабов и центров управления до ангаров с истребителями на аэродромах. А могут это быть и ключевые элементы систем ПРО, которые как раз защищают тыл от ракет, а теперь защищаться придется им самим… Иными словами, каждая высокоточная ракета, в отличие от обычной, не только имеет свой адрес, но и адрес очень важный. Даже небольшое количество не перехваченных ракет, может нанести колоссальный ущерб, а если счет пойдет на сотни и тысячи, то…

В передовых в военном отношении странах возможности создания высокоточных ракет разных калибров, в том числе и небольших, существуют уже давно. Например, в Израиле не так давно принят на вооружение даже 122-мм (такой же калибр, как и у семейства “град”) реактивный снаряд, способный поражать цели на дальности свыше 30 км с точностью менее 10 м. К сожалению, хоть и заметно отставая, к возможности создания точного ракетного оружия пришел и Иран, что он наглядно продемонстрировал как на испытаниях, так и в ходе боевых действий против курдских группировок в Ираке. Осталось лишь передать эти возможности союзникам в регионе, и в первую очередь “Хизбалле”, общее число ракет у которой (большинство – короткого радиуса), по сведениям военных, значительно превышает 100 тысяч. А вот точных из них — видимо, пока всего десятки.

С 2013 года Иран начал предпринимать попытки переправлять подобные ракеты в Ливан через Сирию. Большинство таковых было предотвращено ударами, приписываемыми Израилю. В итоге этот план оказался сорван.

В 2016-м в него внесли кардинальные изменения. От поставок новых ракет целиком в основном отказались, было решено заняться модернизацией уже имеющихся у “Хизбаллы” с целью кардинального повышения их точности. Кроме того, часть ракет должны были для этих целей доставляться в Ливан с сирийских производственных линий, а необходимые для самой модернизации компоненты – из Ирана. Кроме того, возникла необходимость создания соответствующей производственной базы в Ливане.

“Хизбалла” начала осуществление программы на территории Страны Кедров, в том числе и в Бейруте, под непосредственным руководством трех высокопоставленных иранских кураторов, главным из которых является командир ливанского филиала подразделения “Кодс” (по сути иностранного отдела КСИР, возглавляемого Касемом Сулеймани), генерал Мохаммед Хасин-Заде Хиджази. Со стороны “Хизбаллы” за проект отвечает один из самых высокопоставленных командиров боевого крыла организации Фуад Шукр. Кстати, он формально числится и среди самых разыскиваемых США международных террористов: за его голову (поимку) госдепом предлагается 5 млн долларов.

Необходимые компоненты и для ракет, и для производственной инфраструктуры переправляются в Ливан тремя способами: по воздуху в Бейрут гражданской авиацией; по суше через Сирию; по морю.

В сентябре 2018 года, на ГА ООН, Биньямин Нетаниягу вынес проблему высокоточных ракет из кулуаров на международную повестку дня. Так, на карте Бейрута премьер указал тогда 3 объекта, по сведениям Израиля, имеющих отношение к проекту. Предпринятый шаг преследовал две цели: дать “Хизбалле” понять, что Израиль знает об этих производствах, а значит – они под непосредственной угрозой, а также создать давление на шиитскую организацию как внутри Ливана, так и со стороны международного сообщества. Безусловно, “Хизбалла”, доминирующая сила в Стране Кедров, однако мнением представителей других политических сил и религиозных общин она полностью пренебрегать не может. Последние же, мягко говоря, не в восторге от возможности оказаться втянутыми по вине Насраллы и иранцев в разрушительную войну с Израилем. В этом вопросе те ливанцы, которым не по душе такие перспективы, получают поддержку от иностранных союзников и спонсоров, в частности США, Франции, и Саудовской Аравии. Судя по ряду источников, ход, предпринятый Нетаниягу себя оправдал. К теме было привлечено обширное внимание и в Ливане, и вне его, а “Хизбалла” решила эвакуировать объекты. Последнее же не могло не нарушить цикла производства и модернизации или подготовку к нему, на каком бы этапе они ни находилось.

По сведениям ЦАХАЛа, в 2016-2018 гг. Иран и “Хизбалла” затруднялись реализовать план модернизации ракет, и оказались неспособными выполнить заранее поставленные задачи.

Однако в последнее время, оба основных участника пытаются ускорить осуществление проекта за счет попыток создания производств по модернизации ракет в разных частях Ливана.

3 сентября ЦАХАЛ предоставил журналистам вторую “порцию” информации. На этот раз речь шла уже не об общих направлениях, ретроспективе и персоналиях, а непосредственной конкретике, причем большей, чем во время выступления Нетаниягу в ООН.

Так, опубликована аэрофотосъемка полноценного военного завода, выстроенного у деревни Наби Шит (здесь в свое время находился в плену летчик Рон Арад) в долине Бекаа. Согласно данным армии, военный завод здесь существует уж не один год. Однако совсем недавно приступили к созданию линии для модернизации обычных ракет в точные, а также производства их компонентов, начиная от двигателей, и заканчивая боеголовками. На предъявленных снимках в подробностях помечено, что и где находится. Кроме того, сказано, что для осуществления данных целей иранцы поставили сюда специальное оборудование, а также принимают активное участие во всем процессе.

Подчеркивается, что объект имеет высочайшее значение для всего проекта точных ракет в целом. В связи с событиями последнего времени и тем фактом, что “Хизбалла” стала считать израильский удар вероятным, оттуда началась эвакуация ценного оборудования, которое распределяется по различным объектам в Ливане вообще и Бейруте в частности.

И здесь израильские мотивы схожи с теми, что имели место осенью 2018 года. “Хизбалле” прямо намекнули на возможность удара, поставив перед выбором: очень сильно рисковать, оставив все на месте, или эвакуировав производство, по сути нарушить процесс, возможно, надолго, но при этом имея возможность – в случае чего – спасти хотя бы часть ценного оборудования. Никуда не делся и важный фактор привлечения внимания к объекту ливанской общественности и международного сообщества, а также желание прямо уличить во лжи Хасана Насраллу, на днях заявившего, что никаких производств по созданию высокоточных ракет у его организации нет.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *